Самарский урок не пойдет нашим инвалидам впрок

Айгуль ШАРАФИЕВА
Самарский урок не пойдет нашим инвалидам впрок

На днях в Казань по Волге прибыли чиновники из системы образования и руководители инвалидных организаций Самарской области. Хотели рассказать татарстанским чиновникам, как нужно заниматься с больными детьми, чтобы к семи годам они вписывались во все возрастные нормы и могли учиться в обычных школах. Познакомиться с уникальным опытом приглашали официальных лиц из управления образования Казани, но не явился никто. Самарцев слушали горстка казанских инвалидов и несколько членов Общественной палаты РТ.

Встреча проходила на теплоходе "Цезарь". На его борту кроме ее организаторов были 150 инвалидов из Самары: правительство Самарской области каждый год отправляет инвалидов  в бесплатный круиз в качестве  поощрения за всевозможные победы и достижения.  

Через два года России предстоит ратифицировать Конвенцию ООН о правах инвалидов, а этот документ требует, чтобы все учебные заведения были исключительно инклюзивными. Это означает, что они должны стать доступными для тех, у кого "особенные потребности в образовании". Например, не может ребенок ходить - ему нужно предоставлять лифт, пандус, подъемник. Плохо слышит - обеспечивать аппаратурой. Гиперактивный - нужно уметь его заинтересовывать. Сверхталантливый - найти учителя, который окажется полезным даже такому ребенку. В общем, инклюзия - это когда дети разные, а класс или группа детского сада - одна, и всем в ней одинаково интересно.

Систему эту считают гуманной и очень передовой, вот только ради ее внедрения стране придется за два года принять законы, подзаконные акты, методики и схемы. "А особого напряжения в этой области я не вижу", - так начал свое выступление лидер самарской городской общественной организации инвалидов-колясочников Евгений Печерских. Критичность гостя, признаться, меня несколько озадачила. Ведь в Самарской области несколько лет назад начали уникальный эксперимент: стоит только родиться больному ребенку, как ему тут же составляют индивидуальный образовательный маршрут. Из специального методического центра приезжает специалист с чемоданом необходимого: привозит методички, оборудование и даже набор игр и игрушек родителям малыша и директору яслей или детского сада по месту его жительства. К семи годам благодаря занятиям 70% детишек доводят до возрастной нормы. А с теми, чей диагноз посложнее, все повторяется перед школой: к директору учебного заведения по месту жительства будущего школьника приезжает специалист, который привозит все необходимое для учебы особенного ребенка.
"В этом году мы хотим, чтобы к каждому ребенку с проблемами здоровья был приставлен и профессиональный помощник, который не является членом семьи", - сказал Печерских и неожиданно заключил, дескать, весь этот самарский опыт "только на фоне хренового выглядит нехреново". "Есть история про лягушку, - пояснил он, - если бросить ее в кипяток, то она выпрыгнет. А если нагревать воду постепенно, то она сварится. Так вот мы в Самаре постепенно превращаемся в эту вареную лягушку".

По словам Печерских, в Самарской области столкнулись с парадоксом: 327 школ там готовы принять инвалидов в любой момент. Благодаря стараниям властей в них есть и пандусы, и подъемники, и лифты, и оборудование. Нет только главного - в них нет детей-инвалидов. Не отдают их туда родители. Почему? Это Печерских и планировал обсудить с татарстанскими коллегами, если бы они пришли...
Инклюзия - не механический перенос ребенка из вспомогательной школы в обычную, рассуждали казанцы на берегу, когда теплоход с самарскими гостями отплыл. Вот когда Франция подписала конвенцию о правах инвалидов, она тут же ввела 6 тысяч новых ставок педагогов-помощников. Разумеется, все они были профессионалами высшей квалификации. А в России, где нет ни единой модели инклюзивного образования, ни стандартов, ни методик, родителям вроде как предлагают сделать своих детей участниками эксперимента, эксперимента над живыми людьми.

- На одной из конференций по инклюзивному образованию в Казани я хотела серьезно поговорить об этом с одним из руководителей управления образования, - рассказала корреспонденту "ВК" директор благотворительного фонда "Окно в НАДЕЖДУ" Ольга Тимуца. - Он сидел в президиуме, и я подумала: если он высидит один доклад, то я успею перехватить его, ведь мой доклад был третьим. А если высидит целых два, то поговорить с ним я не смогу. Чиновник выслушал только один доклад. А когда я начала говорить с ним о наших проблемах, вдруг игриво предложил, чтобы я улыбнулась и перестала быть такой серьезной. Тут все во мне оборвалось. Я ответила, что стану улыбаться, когда у наших детей-инвалидов появится хоть какой-то просвет. Он тут же меня перебил и сказал, что в управлении образования давно готовы планы и методики инклюзивного образования и сегодня же вечером он мне все их вышлет. Методики и планы он не выслал. И сегодня тоже не пришел.