Секретный свидетель пыток в "Дальнем"

Ирина ПЛОТНИКОВА
Фото Александра ГЕРАСИМОВА

Засекретить одного из свидетелей по делу о полицейских пытках в "Дальнем" пришлось сотрудникам следствия. Как стало известно "ВК", этот свидетель был непосредственным очевидцем нескольких преступлений, но согласился давать показания, лишь получив гарантии безопасности для себя и своей семьи. До сих пор в Татарстане меры защиты применялись лишь к свидетелям по делам о бандитских группировках.

Личность тайного свидетеля и его профессия, возраст и род занятий не раскрываются. Протоколы его допросов в уголовном деле не содержат персональных данных. Можно лишь предполагать, что свидетель служил в правоохранительных органах. В разговоре с корреспондентом "ВК" замруководителя СУ СКР по РТ Айрат Ахметшин сообщил, что показания этого человека, как непосредственного очевидца незаконных действий в "Дальнем", важны для следствия, поэтому еще весной он стал участником программы защиты свидетелей.

Программа защиты свидетелей предусматривает комплекс мер безопасности, вплоть до изменения внешности и смены места жительства свидетеля. Какие из них применены в данном случае, разумеется, секрет. Но известно, что в суде к засекреченным свидетелям применяют особый порядок допроса. "Допрос будет проводиться с помощью системы изменения голоса, при этом сам свидетель будет находиться не в зале заседания, а в отдельной комнате", - объяснила пресс-секретарь Верховного суда РТ Наталья Лосева, отмечая, что ранее такой порядок применялся при допросе зашифрованных свидетелей по делам группировок "Хади Такташ", "Жилка", "Тагирьяновские".

Меры защиты в пыточном деле могут понадобиться не только свидетелям. "По нашей информации, угрозы получали и сотрудники следственной группы, - сообщил "ВК" председатель совета Казанского правозащитного центра Игорь Шолохов. - Сегодня я направил в приемную руководителя регионального следственного управления обращение с просьбой провести проверку и, если факты подтвердятся, обеспечить государственную защиту следователей".

По данным КПЦ, сами следователи уже написали начальству рапорты об устных угрозах со стороны трех обвиняемых, суть которых сводится к следующему: мы не будем сидеть вечно, знаем, где вас найти...  Впрочем, руководство СУ СКР по РТ эту информацию опровергает, утверждая: угроз следователи не получали.

В данном деле правозащитники представляют интересы четырех потерпевших. Двое из них утверждают, что метод получения признательных показаний с помощью бутылки к ним применялся еще в октябре 2011-го и в январе 2012 года. То есть за несколько месяцев до гибели задержанного Сергея Назарова, который перед смертью раскрыл врачам обстоятельства получения травмы прямой кишки.

Незаконная деятельность сотрудников "Дальнего" в 2010 - 2012 годах расписана в 67 томах уголовного дела. В нем фигурируют 14 потерпевших, 250 свидетелей и 8 обвиняемых. На счету последних - 18 эпизодов издевательства над задержанными и превышения полномочий, полагает следствие. Все обвиняемые - бывшие работники "Дальнего": начальник криминальной полиции Фаиль Сабирзянов, начальник отделения угрозыска Айнур Рахматуллин, его зам Алмаз Василов, опера Ильнар Ибатуллин, Амир Шарафуллин, Рамиль Ахметзянов, Денис Васильев и Александр Фадеев. Семь из них ожидают суда под стражей.

Дело экс-начальника "Дальнего" Ильгиза Ахметзянова выделено в отдельное производство. А двое экс-участковых "Дальнего" Ильшат Гарифуллин и Рамиль Нигматзянов в сентябре 2012-го были осуждены к двум годам колонии-поселения, Приволжский райсуд признал липой составленные ими рапорты, на основании которых Назаров оказался в камере.

Сменивший Ахметзянова в 2011 году на посту начальника "Дальнего" Сергей Ефремов после скандала с бутылкой был уволен из органов внутренних дел. В деле он фигурирует в качестве свидетеля - не секретного. На допросах Ефремов уверял, что о задержании Сергея Назарова и подозрениях в его адрес узнал лишь после случившегося. По словам экс-начальника, праздничным утром 9 марта он принял участие в видеоконференции МВД, провел совещание с подчиненными и отбыл на спортивный праздник МВД в Мирный. Утром 10 марта совещания повторились, а ближе к обеду Ефремов ушел домой и проспал до 15 часов, "потому что плохо себя чувствовал после соревнований...". Спустя некоторое время в МВД из 18-й горбольницы поступил сигнал о ЧП с Назаровым, и начальник "Дальнего" получил приказ провести служебную проверку.

Проверку эту начальник поручил будущим фигурантам уголовного дела - Василову и Сабирзянову. Первого направил в больницу к Назарову и к врачам для уточнения обстоятельств травмы. Второму поручил опрос сокамерников пострадавшего, один из которых якобы рассказал, что Назаров так хотел избежать ответственности за кражу мобильника, что сам нанес себе повреждение. В общем, итогом служебной проверки стал вывод: "нарушений в действиях сотрудников не усматривается"... Однако после огласки в СМИ дело о смерти Назарова было возбуждено, потянув за собой серию проверок других нарушений.

Судя по характеристикам из личных дел обвиняемых, большинство из них пользовались уважением коллег-полицейских, а с гражданами вели себя "вежливо и тактично". Взыскание "за грубое обращение" можно найти лишь в деле Василова наряду с шестью премиями "за безупречную службу". Снятые выговоры присутствуют и в личном деле Сабирзянова - за недобросовестное исполнение обязанностей, неудовлетворительную организацию работы и слабый контроль.

По сути, следствие завершено, и обвиняемые уже успели ознакомиться с 30 томами уголовного дела. Никто из них вину не признал, сообщил в пятницу журналистам руководитель следственной группы, старший следователь СУ СКР по РТ Марсель Мустафин. По его словам, в марте обвинительное заключение может быть направлено на утверждение в Прокуратуру РТ, а далее - в суд.