Шаймиев нашел способ нейтрализовать «закон Яровой»

Марина ЮДКЕВИЧ
Шаймиев нашел способ нейтрализовать «закон Яровой»

Сегодня Минтимер Шаймиев дал повод вспомнить о том, что когда-то его называли политиком, способным сказать слово поперек генеральной линии федерального центра.

Принятым «в спешке и угаре предвыборной борьбы» назвал он на сегодняшней сессии Госсовета РТ принятый Госдумой РФ 24 июня закон «О внесении изменений в ФЗ «О противодействии терроризму» и отдельные законодательные акты РФ в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности». При этом госсоветник РТ дал парламенту Татарстана совет, как можно попытаться свести принятие этого закона на нет.

- Как известно, Госдума приняла во втором и третьем чтении антитеррористический пакет, внесенный депутатом Ириной Яровой и сенатором Виктором Озеровым, - напомнил Минтимер Шаймиев. И тут же заверил, что «нельзя не согласиться» с тем, что «в целом» такое антитеррористическое усиление нужно. Но: - При этом 147 депутатов голосовало против, и сейчас поступает очень много уже запросов от верующих, представителей традиционных религиозных организаций. В законе есть неточности, требующие уточнения в законодательном порядке… Законопроект принят в спешке. А в этом он оказался резонансным, об этом уже в обществе заговорили.

«Этим», столь взволновавшим госсоветника РТ, оказалась статья принятого закона, вносящая дополнения в ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях».

- Вот, например, миссионерской деятельностью отныне можно заниматься только зарегистрированной организации… Это значит, молитвы, мероприятия, связанные с религиозными обрядами, - по-своему понял определение «миссионерская деятельность» Минтимер Шаймиев. - При этом любая миссионерская деятельность вне специально предназначенных для этого помещений запрещена. За нарушение - штраф до миллиона рублей. Каким-то конфессиям это подходит, а другим - нет! Как сегодня провести, например, у себя дома ифтар? Без молитвы он не сопровождается. Что, кто-то должен это контролировать? Если контролировать - каким образом? Или никах читать… Или пригласить разных гостей к чтению молитвы в поминание после 3, 7, 40 дней… Да, там в законе сказано, ну как бы храмы религиозные, кладбища… Но 40 градусов мороза или еще что-то! Или неоднократно намазы читаются…

«Закон принят в спешке», - констатировал г-н Шаймиев. И предложил Госсовету РТ поручить сенаторам от Татарстана Олегу Морозову и Ильдусу Ахметзянову завтра на заседании Совета Федерации, посвященном рассмотрению «пакета Яровой», выступить перед коллегами-сенаторами «с предложением воздержаться от одобрения». А в сентябре уже будет избран новый состав Госдумы, и он, по мнению госсоветника РТ, может взглянуть на этот закон иначе:

- Это не говорит, что надо закон отменить и так далее. Придет срок… В спешке и угаре предвыборной борьбы Госдума это приняла! Новый состав рассмотрит, это будет по закону. Я считаю, что наши представители должны это высказать, если сегодня депутатский корпус наш поддержит нашу позицию.

Наш депутатский корпус, конечно, поддержал. За предложение Фарида Мухаметшина поручить сенаторам от Татарстана «донести позицию нашего парламента, высказанную Минтимером Шариповичем Шаймиевым» проголосовал 91 депутат при одном воздержавшемся.

- Очень резонансный получился этот законопроект, который не только в медийном пространстве, но и в обществе обсуждается, - заметил г-н Мухаметшин, не преминув подчеркнуть, что он «в целом поддерживает направление на упорядочение и ужесточение этих дел» - в смысле, антитеррористических. - Мы, конечно, тоже насторожились, что целый ряд норм этого закона противоречит реалиям жизни. Фактической жизни.

И распорядился «подготовить информацию - я распишусь, и немедленно направить сенаторам, чтобы они подготовились к завтрашнему заседанию».

К слову, с обращением против «пакета Яровой» на имя Владимира Путина вчера уже выступил президиум Всетатарского общественного центра. В частности, в нем приводятся практически те же доводы, которые привел и г-н Шаймиев: «Абсолютно непонятен антиконституционный запрет на «распространение веры и религиозных убеждений вне культовых зданий и сооружений…». Это грубое нарушение прав верующих, которые прописаны в Конституции. У мусульман в России так принято, у татар в частности: 3 дня, 7 дней, 40 дней, год после смерти человека принято поминать дома, а также обряды имянаречения, никах… Это тысячелетняя практика, традиции мусульманских народов Российской Федерации, к которым надо относиться очень бережно».

Между тем поспешность и в протесте против закона, принятого в спешке, в данном случае привела к тому, что протестующие, очевидно, не успели ознакомиться со смыслом слова «миссионерство» и понять, чем оно отличается от обычного отправления верующими религиозных обрядов.

Под миссионерской деятельностью в оспариваемом законе (как и в любом словаре) подразумевается «деятельность религиозного объединения, направленная на распространение информации о своем вероучении среди лиц, не являющихся участниками (членами, последователями) данного религиозного объединения, в целях вовлечения указанных лиц в состав участников (членов, последователей) религиозного объединения». Следовательно, на проведение верующими таких обрядов, как ифтар, никах, поминание или имянаречение, в ходе которых обращение в ислам новых членов никак не предполагается, строгости нового закона не распространяются.

Вероятно, в Совете муфтиев России, который первоначально критически отзывался о «пакете Яровой», закон все-таки прочли и отношение к нему смягчили. В заявлении на сайте Совета муфтиев говорится, что «ведущие мусульманские организации России во всей своей деятельности поддерживают руководство страны в борьбе с любыми радикальными настроениями, против терроризма и экстремизма. Внесение поправок в закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», в который предлагается добавить главу о миссионерской деятельности, вызвано необходимостью упрочения позиций в противостоянии любым деструктивным проявлениям». Правда, при этом СМР отметил, что в условиях нехватки мечетей в России «законопроект, направленный на ограничение и формализацию миссионерской деятельности нетрадиционных религиозных организаций, может задеть и интересы официально зарегистрированных представителей традиционных религий». Но в данном случае СМР, несомненно, имеет в виду возможное ограничение именно мусульманского миссионерства, а никак не затруднения в совершении традиционных обрядов для нынешних членов конфессии…

Фото Александра ГЕРАСИМОВА