Шиковали на «Мерседесах»: на Казанском вертолетном не заметили, как ОПС Токаря выносит запчасти

Регина КИРИЛЛОВА
Шиковали на «Мерседесах»: на Казанском вертолетном не заметили, как ОПС Токаря выносит запчасти

Дело о масштабных хищениях продукции Казанского вертолетного завода закончил вчера рассматривать Авиастроительный райсуд. Десять подсудимых, которые так или иначе были связаны с КВЗ, признаны виновными в организации или участии в преступном сообществе, а также кражах. Правда, полученные ими сроки оказались гораздо меньше тех, что просило назначить гособвинение. Видимо, на решение суда среди прочих смягчающих обстоятельств повлияло то, что ущерб по делу уменьшился на порядок — с 11 млн рублей до 1,2 млн. Примечательно, что представители потерпевшей стороны — вертолетного завода — заявили в суде, что никакой недостачи на предприятии вообще не обнаружено.

Громкое дело о хищениях с КВЗ рассматривал председатель Авиастроительного райсуда - федеральный судья Раиль Шайдуллин. Процесс стартовал в начале июня прошлого года и после многочисленных заседаний финишировал стремительно: вчера в первой половине дня подсудимые выступили с последним словом, а после обеденного перерыва выслушали приговор.

Суд посчитал доказанными факты хищения с КВЗ, который является особо охраняемым объектом, многочисленных деталей к вертолетам Ми-8. Среди похищенного звучало множество наименований, которые людям, далеким от производства вертолетов, вряд ли что-то скажут: угольники, штуцеры, проходники, кронштейны, серьги, рукава из резины, патрубки, шпангоуты, качалки... Большинство из этих деталей недорого стоят по отдельности, однако воры брали количеством, вывозя с территории завода десятки наименований продукции.

  Судья счел, что гособвинению в ходе процесса удалось в полной мере доказать, что организатором преступного сообщества воров был 38-летний Сергей Токарь, который работал на КВЗ слесарем, но был уволен в 2007 году. Главными подручными главаря, по версии гособвинения, были 36-летний жестянщик Денис Токарь — брат Сергея, 33-летний сборщик Александр Иванов, 41-летний старший мастер цеха Данил Соболевский, 39-летний Рафис Насыбуллин (на КВЗ он сменил несколько должностей). Остальные участники преступного сообщества - 52-летний жестянщик Айдар Мифтахов, 46-летний водитель Сергей Федоров, 38-летний Дмитрий Абрамович и 39-летний Сергей Антонов, также сменившие по нескольку должностей, и наконец 54-летний замгендиректора по организации летной работы Казанского авиапредприятия Олег Суин. Некоторые из сообщников, как выяснилось, даже не знали друг друга, что делалось, по мнению следствия, в целях конспирации. При этом ряд участников ОПС, как подчеркнул судья, так и остались неустановленными.

  Суд установил, что Сергей Токарь разработал схему хищений с бывшего места работы в 2013 году. При этом реализация преступного плана не стала для бывшего слесаря КВЗ трудной задачей: за время работы он обнаружил в системе как охраны, так и учета продукции завода множество дыр (к примеру, неучет бракованной продукции). В итоге вскоре сообщники взялись за дело — одни прятали ворованные детали в цехах, другие вывозили с территории завода на служебных машинах с легальной продукцией, третьи продавали... За поиск покупателей отвечал Олег Суин — сам летчик Ми-8 с большим опытом, он обладал огромными связями в летном сообществе.

Большинство подсудимых на ворованные деньги шиковали — покупали, к примеру, дорогие машины: «Мерседес», «БМВ», «Тойота», «Мицубиси»...

  Кроме водителя Федорова, подсудимые вину не признали даже частично и в последнем слове просили оправдать их как невиновных. При этом апеллировали к тому, что часть доказательств получена следствием незаконно, а представители самого КВЗ ранее заявили, что на заводе была проведена инвентаризация и никакой недостачи, а значит, и ущерба выявлено не было. Соответствующая справка была даже предоставлена в суд, но, как заявил Раиль Шайдуллин, он отнесся к ней критически.

Из речи судьи стало понятно, что незаконными методами сбора доказательств подсудимые сочли прослушку и аудиозапись их телефонных разговоров, которые оперативники вели на протяжении трех месяцев.

- И прослушивание, и запись были соответственно санкционированы и задокументированы, - отрезал Шайдуллин и пояснил, что записи подтверждают: Токарь, организуя хищения, давал подручным прямые указания.

Среди других доказательств были упомянуты фотографии, сделанные в ходе оперативной слежки, и озвучены показания свидетелей по делу. Среди них оказались сотрудники КВЗ, напрямую участвовавшие в кражах деталей и вывозе их с территории завода, однако, в отличие от подсудимых, эти люди рассказали обо всем в подробностях. Упомянул судья и показания некоего свидетеля, «чьи анкетные данные сохранены в секрете». Этот мужчина на допросе рассказал, что о деятельности «преступной группы Сергея» на КВЗ знали многие. На вопрос, почему никто не заявлял в полицию, ответил: боялись расправы. Сам свидетель, по его словам, решился говорить правду лишь после задержания главаря банды.

В итоге подсудимых в зависимости от их роли в схеме хищений признали виновными в организации преступного сообщества, участии в нем, а также кражах организованной группой в особо крупном размере. При этом общий ущерб по делу сократился до 1,2 млн рублей — суд счел, что масштабы многолетних хищений недоказуемы (еще раз вспомнив про итоги инвентаризации на КВЗ), и посчитал реальным ущербом лишь стоимость тех деталей, которые были изъяты у подсудимых после их задержания.

  Сергея Токаря приговорили к 4 годам колонии общего режима. Соболевский, Иванов, Насыбуллин получили по 3,5 года колонии общего режима. Суин, Антонов и Денис Токарь — по 2,5 года колонии, но были освобождены в зале суда (с учетом пребывания в СИЗО и под домашним арестом они свои сроки уже отбыли). Трое оставшихся — Мифтахов, Абрамович и Федоров — отделались тремя годами условного срока плюс двумя годами испытательного. Штрафы к осужденным суд решил не применять.

  После оглашения сроков судья Шайдуллин резко остановил засобиравшихся было на выход адвокатов подсудимых: «Я еще не наговорился!»

Председатель Авиастроительного райсуда в резком тоне отметил: то, что на режимном предприятии в течение нескольких лет не замечали масштабных хищений, свидетельствует, по его мнению, о неудовлетворительной работе службы безопасности КВЗ и отсутствии контроля. Судья велел представителям завода исправить вопиющие недостатки и в течение месяца отчитаться о проделанной работе в райсуд.

Фото Александра ГЕРАСИМОВА