Сходка в истории Казанского университета

ВК
Сходка в истории Казанского университета

Российский мудрец Михаил Жванецкий как-то пошутил, что у нас светлое будущее, черное прошлое и серое настоящее. Политтехнологи, обслуживающие власть, сочиняют мифы и легенды, чтобы обелить прошлое и изменить в лучшую сторону цвет настоящего. Однако такое положение вещей устраивает не всех. К таким мифам в полной мере относится сходка студентов Казанского университета 4 декабря 1887 года.

В советское время этой сходке в плане утверждения культа личности Ленина в общественном сознании были посвящены книги, статьи и художественные произведения. Политики и обществоведы выступали с утверждениями о Ленине как о гении, вожде и революционере чуть ли не с рождения. Тогда сообщали, что юный Ульянов, разумеется, руководил этой сходкой. К сожалению, мистификации в этом отношении не лишена и "История Казанского университета", вышедшая в издательстве КГУ к его двухсотлетию (2004). В ней можно прочитать, что в сходке приняло участие более 350 студентов, что более половины из них были сурово наказаны, что Ульянов был арестован, "помещен в тюрьму, а затем выслан на проживание к деду в деревню Кокушкино, находившуюся в 40 км от Казани". Эти утверждения советской историографии не находят подтверждения в источниках, которые были известны, но на них либо не обращалось внимания, либо их интерпретация не соответствовала содержанию документов. Особо нелепой выглядит фраза о высылке на проживание к деду: доктор Бланк, дед Ленина по материнской линии, умер в июне 1870 г., когда его внук только что родился.

Было преувеличено и число участников сходки. Для профилактических предупреждений в полицейский участок были приглашены (не арестованы, а задержаны на одну ночь, без протоколов допроса) 39 студентов - участников сходки. Полицейские быстро выделили среди них ее инициаторов. Они выяснили, что активными были 12, а пассивными - 27 студентов. Они никого не собирались арестовывать, а тем более сажать в тюрьму. Утром 5 декабря все студенты покинули полицейский участок. Но никто не вернулся в университет. Все они при поступлении, согласно существующим тогда правилам, подписали обязательство "не состоять членом и не принимать участия в каких-либо сообществах". Они знали, что участие в сходке грозило им исключением из университета и по выходе из участка все 39 человек написали заявление на имя ректора об "изъятии" их "из числа студентов Императорского Казанского университета". Неизвестно, как бы поступило университетское начальство, особенно с теми, к кому полицейские не предъявили никаких особых претензий, но они решили сами уйти из университета.

Согласно полицейским спискам Ульянов вошел в число пассивных 27 участников сходки. Он вызывал интерес полиции только как брат казненного 8 мая 1887 г. за участие в покушении на императора Александра III Александра Ульянова.

Утром 5 декабря полицмейстер рекомендовал 12 активным студентам - участникам сходки, покинуть город. Остальных он спрашивал о том, что они намерены делать. Ульянов ответил, что поедет в родовое имение в Кокушкино. Это был его выбор, а не ссылка. Он появился там 7 декабря.

Владимир Ульянов был студентом Казанского университета с 13 августа по 5 декабря 1887 г., занятия посещал нерегулярно, но 30 сентября того же года был освобожден от платы за обучение на основании его прошения и свидетельства о бедности. Денежных трудностей семья Ульяновых не испытывала. Они получали пенсию за умершего в 1886 г. отца, у которого остались банковские накопления, были деньги, полученные за продажу дома в Симбирске, кроме того, была доля доходов с имения в Кокушкино, сдаваемого в аренду, и т.д. Решение Владимира Ульянова освободиться от платы за обучение принадлежало ему, желавшему, видимо, показать семье свою независимость. Университет шел ему навстречу, учитывая его отличный аттестат об окончании симбирской гимназии и блестящую характеристику ее директора. Этому тогда не мешали данные о революционной деятельности его брата. Теперь же все стали ставить в вину Ульянову, чтобы отказать ему в праве учиться в высшей школе. Но вскоре запрет был снят, и с 1890 г. Владимир Ульянов вновь стал студентом, экстерном заканчивающим юридический факультет Императорского Санкт-Петербургского университета.

Организатором студенческой сходки 4 декабря 1887 г. был студент 4-го курса естественного отделения физико-математического факультета Евгений Чириков. Позже он стал известным в свое время русским писателем и публицистом. Чириков отрицательно отнесся к приходу к власти большевиков, ему были более симпатичны генералы, воевавшие с ними. Ленин помнил его по участию в сходке и в 1920 г. через старых знакомых передал ему записку: "Евгений Николаевич, уезжайте. Уважаю Ваш талант, но Вы мне мешаете. Я вынужден Вас арестовать, если Вы не уедете". Чириков с семьей покинул страну и поселился в Праге, не раз повторяя, что был изгнан из России угрозой Ленина. Он оставил воспоминания, где рассказал о студенческой встрече с Ульяновым: "Низковатый, приземистый, с большой головой на короткой шее, с маленькими хитроватыми глазками под рыжими бровями, - наружность самая невнушительная и нерасполагающая… "Брат повешенного", - шептали студенты друг другу, когда появлялась эта с виду плюгавенькая фигура, которой суждено было в будущем превратиться в разрушителя России и палача русского народа". (Е. Н. Чириков (1864 - 1932). На путях жизни и творчества. М. - СПб., 1993. С. 289, 313 - 314.)

Казалось бы, пребывание Ульянова в Казани и его кратковременная учеба в университете, участие в студенческой сходке должны были стать частью его биографии. И только. Но идеология тоталитарного государства, от многих мифологических черт которой никак не могут отказаться и в постсоветской России, брала свое. Вскоре после смерти Ленина появились воспоминания его родных и соратников по партии, которые вдруг стали рассказывать то, о чем при его жизни не говорили. В.В. Адоратский (1878 - 1945), выпускник юридического факультета Казанского университета, большевик, вспомнил в 1924 г. о встрече с Лениным в 1905 г., когда услышал его рассказ о том, как по дороге в полицейский участок ехавший с Ульяновым в пролетке пристав спросил его: "Ну что вы бунтуете, молодой человек, - ведь стена!". И услышал неожиданный для себя ответ: "Стена, да гнилая, ткни - и развалится!". (Воспоминания о В.И. Ленине. М, 1984. Т.2. С. 168.) Адоратский был преподавателем Казанского университета в 1919 - 1920 гг. и не раз писал и вспоминал о встречах с Лениным, но этот случай  описал  только после его смерти.

...Перед университетом на знаменитой "сковородке" до сих пор стоит памятник студенту Владимиру Ульянову. А сам университет уже именуется Приволжским и федеральным, а не носит имя Ленина. Так почему бы молодого Ульянова не перенести к научной библиотеке, а на его месте воздвигнуть памятник самому университету, в создании которого наверняка приняли бы посильное участие многие его выпускники.

&Алексей ЛИТВИН,историк