Слишком много знает: сотрудницу Казанского порохового, знающую семь языков, отстранили от работы по требованию ФСБ?

Регина КИРИЛЛОВА
Слишком много знает: сотрудницу Казанского порохового, знающую семь языков, отстранили от работы по требованию ФСБ?

Почти два месяца не могла попасть на рабочее место сотрудница Казанского порохового завода Гариба Алиева. Женщина утверждает: у нее забрали пропуск под предлогом того, что ФСБ внесла ее в черный список неблагонадежных. Однако спустя время, не объясняя причин, Алиеву вновь допустили к работе, не выплатив ей зарплату за пропущенное время. Сама женщина с таким поворотом не согласна и, посчитав свои права грубо нарушенными, обратилась в прокуратуру.

- Мы и так зарабатываем здесь только на еду. На зарплату, которую платят на пороховом, невозможно жить - только поддерживать существование, - начинает 43-летняя Гариба Алиева рассказ о своих злоключениях. 

По ее словам, на пороховой завод она устроилась в 2010 году лаборанткой и за прошедшее время успела поработать в разных цехах. В прошлом году перевелась в цех №5 - тот самый, где чаще всего происходят взрывы и пожары. Говорит, пошла на риск, потому что зарплата за вредные условия труда выше: «Я мать-одиночка, сын - студент».

- Сейчас, правда, это уже не так. Зарплату в 5-м сравняли с уровнем других цехов, - рассказала Гариба корреспонденту «Вечерней Казани». - В общем, поработала я там, мне не понравилось. Условия действительно опасные, в коллективе много маргиналов, которые любят выпить и покурить на рабочем месте. При этом, если ловят сотрудника, курящего на территории, штрафуют весь цех! Я считаю, что это несправедливо и незаконно: штрафы съедают большую часть и без того маленькой зарплаты. И вот весной этого года мне предложили повышение - перейти в отдел спецрежима цеха №6 (такие отделы действуют при каждом цехе, есть также общезаводской отдел) и заниматься обеспечением внутренней безопасности. Я так обрадовалась! Конечно, сразу согласилась.

11 мая, говорит Гариба, она вышла на работу уже в новой должности - старшего мастера цехового отдела спецрежима: целый день обучалась новым обязанностям. А вечером, когда выходила с работы через контрольно-пропускной пункт, на проходной внезапно «запищал» ее пропуск.

- Охрана изъяла у меня пропуск - сказали, какие-то неполадки с ним и мне нужно будет подойти завтра утром, до начала рабочей смены, к начальнику заводского отдела спецрежима, чтобы решить проблему, - вспоминает Алиева. - Я даже не насторожилась, ведь мне как раз выдали новый пропуск, где была указана моя новая должность, - подумала, что где-то напортачили, бывает. Но на следующий день на рабочее место я не попала. Начальник отдела спецрежима сам вышел ко мне и заявил, что меня решили отстранить от работы. Я спросила, за что и не шутит ли он. Мне объяснили причину коротко и непонятно: якобы я слишком много знаю и якобы указание отстранить меня от работы исходило от ФСБ. Велели идти домой и ждать, когда ситуация разрешится. Я предложила пустить меня хотя бы на прежнее место работы - в 5-й цех, но и тут получила отказ.

В течение двух следующих месяцев Гариба Алиева терялась в догадках, какими такими лишними знаниями она обладает для работы на пороховом заводе: может, дело в двух высших образованиях и знании семи языков, может, в ней заподозрили шпионку?.. Не имея возможности попасть на территорию предприятия, женщина пыталась прояснить ситуацию по телефону. По словам Гарибы, она звонила цеховому начальству и в заводской отдел спецрежима и каждый раз ее уверяли, что вот-вот все разъяснится и она сможет приступить к работе. В конце июня Алиевой удалось лично попасть в отдел кадров: находясь в тяжелом материальном положении, она решила продать дачу и пришла за необходимой для этого справкой на работу. «Не продали бы дачу - умерли бы, наверное, с сыном с голоду». А в отделе кадров женщине сообщили, что она давно уволена... за прогулы! Однако приказа об увольнении найти не смогли. Как и приказа о переводе ее в отдел спецрежима - оказалось, что она до сих пор числится сотрудницей 5-го цеха.

- Тогда я поняла, что дело приняло совсем уже нехороший оборот, - говорит женщина. - Обратилась к правозащитнику Еркену Сарсембаеву, и мы начали выяснять, почему около двух месяцев меня не пускали на работу, оставили без денег и еще якобы уволили.

Вооружившись видеокамерой, Сарсембаев и Алиева пошли к начальнику отдела спецрежима и начальнице отдела кадров порохового завода. На камеру представитель спецрежима подтвердил, что Алиеву отстранили по требованию ФСБ. А в отделе кадров вдруг выяснили, что сотрудницу Алиеву таки не уволили. На вопрос, как могли не уволить прогуливавшего работу аж два месяца сотрудника, в отделе кадров только руками развели…

Побывала Гариба Алиева и в Управлении ФСБ по РТ, где ее заверили, что никаких предписаний по ее поводу на Казанский пороховой завод не направляли. В пресс-службе ведомства корреспонденту «Вечерней Казани» также подтвердили, что вопросами допуска на территорию порохового завода контрразведка занимается на этапе приема человека на режимное предприятие. А в данной ситуации, учитывая семилетний стаж сотрудницы, подобные решения могла принять только администрация завода.

Между тем ситуация разрешилась так же неожиданно, как и возникла. В начале июля Алиевой выдали новый пропуск - и она продолжила трудиться в 5-м цехе, как будто ничего и не было.

- Но меня такой исход не устраивает. Я требую компенсацию за вынужденный пропуск работы. И дело не только в деньгах, - заявила женщина корреспонденту «ВК». - Мне дорого мое честное имя - у меня сын учится на юриста, боюсь, как бы эта неприятная ситуация в дальнейшем не повлияла на его карьеру. Поэтому буду добиваться правды.

Так как на пороховом заводе добиться правды ей не удалось и обращение на имя гендиректора остается пока безответным, Алиева написала заявления в Гострудинспекцию РТ и казанскому прокурору по надзору за исполнением законов на особо режимных объектах Дмитрию Ерпелеву с просьбой разобраться, на каких основаниях ее не пускали на рабочее место и почему оставили без денег. Когда Гариба Алиева получит ответы из этих ведомств, она планирует обратиться в суд.

В отделе кадров ФКП «Казанский государственный казенный пороховой завод» не захотели прокомментировать двухмесячное отсутствие сотрудницы Алиевой, перенаправив корреспондента «ВК» в отдел управления персоналом. В свою очередь директор по персоналу Казанского порохового завода Гумар Гарифов заявил, что не может предоставить комментарий по поводу этой ситуации, так как информация о работе сотрудников на заводе охраняется… законом о тайне личной жизни, а потому без письменного согласия Гарибы Алиевой он не вправе разглашать сведения о ней, в том числе о причинах вынужденного прогула почти в два месяца. Как именно нужно оформить столь необычное письменное согласие, Гарифов ответить также затруднился.