Создательница Музея истории КФУ Стелла Писарева о принятых против нее санкциях: «Такого унижения не потерплю!»

Ольга ЮХНОВСКАЯ
Создательница Музея истории КФУ Стелла Писарева о принятых против нее санкциях: «Такого унижения не потерплю!»

«Это по-человечески гадко, такого унижения в мои годы я не потерплю!» - заявила создательница Музея истории Казанского университета и его бессменный директор в течение почти сорока лет Стелла Писарева, узнав, что новое руководство музея объявило ее персоной нон грата.

Напомним, накануне в соцсети просочилось фото документа «для внутреннего пользования», в котором действующий директор Музея истории КФУ Светлана Фролова обращается к директору университетского департамента внутреннего режима, гражданской обороны и труда с просьбой не допускать в музей ранее уволенных из него сотрудников. Первой в черном списке стоит фамилия Стеллы Писаревой, которую недавно вынудили уволиться из вуза. Вместе с бывшим директором под «санкции» попали еще четыре сотрудницы, подавшие заявления об уходе в знак протеста против стиля работы нового руководства... «Еще один позорный эпизод в истории КФУ», - отреагировали на новость в соцсетях.

- О том, что есть некий внутренний документ, который запрещает мне вход в родной музей, я узнала вечером 13 февраля, - прокомментировала «Вечерней Казани» «позорный эпизод» сама Стелла Писарева. - Я немедленно позвонила первому проректору КФУ Риязу Минзарипову, потребовала объяснений, а также отмены позорного распоряжения. Если не примут меры, хочу обратиться за помощью к руководителю аппарата президента Татарстана Асгату Сафарову с жалобой на действия руководства музея и тех, кто его в этом поддерживает.

- Конечно, это постыдная бумага, мы все в университете возмущены, но вынуждены молчать. Атмосфера в вузе такая, что честно и открыто вам никто ничего не скажет. Даже профессора не смеют высказать публично свою позицию, мы все связаны по рукам подпиской о неразглашении, есть такой пункт у нас в трудовых договорах, - рассказал «ВК» источник в КФУ, пожелавший сохранить инкогнито.

Советник ректора КФУ Юрий Алаев в свою очередь посоветовал корреспонденту «ВК» не делать из мухи слона и посочувствовал, но не прежнему директору музея Писаревой, а новому - Фроловой.

- Любой повод используют, лишь бы бросить камень в сторону ректора. Кричат: «Писареву выкинули за ворота!» Но ведь это не так, - утверждает Алаев. - На ученом совете ее чествовали, попечительский совет КФУ вышел с ходатайством о присвоении ей звания «Почетный гражданин Казани». Ну объективно, ведь не каждому дается возможность работать почти 40 лет после достижения пенсионного возраста. Фроловой я сочувствую, ее сорвали из Свияжского музея-заповедника, поставили серьезную задачу – объединить в единую структуру девять университетских музеев, а ее сотрудники в штыки приняли. Что бы она ни предприняла, все им не так. Согласен, искусству общения ей надо бы поучиться, ведь статус директора музея не дает права на любовь и поддержку коллектива. И, конечно, напрасно она эту злосчастную записку написала.

- Слушайте, это всего лишь служебная записка на имя начальника департамента безопасности, а не приказ ректора, - призвала не придавать большого значения черному списку его автор, директор Музея истории КФУ Светлана Фролова. - Бывшие сотрудники получили расчет, сдали служебные пропуска. Чтобы пройти в музей, где они больше не работают, всего-то нужно соблюсти правила: либо заказать пропуск, либо вызвать сопровождающего действующего сотрудника музея, который будет отвечать за действия гостей. Речь ведь не идет о том, что Писареву и других вообще никогда на порог музея не пускать! Но кто-то должен за них ручаться. У нас в музее знаете сколько ценных вещей хранится?..

«ВК» попросила оценить историю с черным списком выпускницу юридического факультета КГУ 1999 года, председателя коллегии адвокатов «Этери и партнеры» Этери Ильину.
- Я и мои сокурсники всегда относились к Стелле Владимировне как к университетской легенде. Печально, что в родном университете происходят сегодня такие неприглядные истории. С точки зрения закона директор музея формально права: в любом учреждении есть правила доступа, которые регламентируют порядок посещения сотрудниками и теми, кто не работает в данном учреждении. Однако поименный список, ограничивающий посещение музея конкретными людьми, не соответствует действующему законодательству. Такого списка не должно было быть!