Стелла Писарева: «Я ушла из Казанского университета, но осталась в нем сердцем»

Ольга ЮХНОВСКАЯ
Стелла Писарева: «Я ушла из Казанского университета, но осталась в нем сердцем»

Основательница Музея истории Казанского университета и его первый директор Стелла Писарева недавно покинула вуз - ее ставку сократили. Это известие шокировало общественность, ведь для многих поколений выпускников, среди которых немало выдающихся ученых и государственных деятелей, Писарева – настоящий символ альма-матер... Как выяснила «Вечерняя Казань», легендарная хранительница истории университета не собирается сидеть без дела.

Возрождение звания «Почетный гражданин Казани», появление памятника Карлу Фуксу, возвращение в актовый зал КГУ портрета императора Александра I, установка на территории некрополя Кизического монастыря памятной плиты ректору Казанского императорского университета, участнику открытия Антарктиды Ивану Симонову — всем этим Казань обязана Стелле Писаревой. Три главных ее детища - музей Ярослава Гашека в Бугульме (открылся в 1966 году), музей истории КГУ (1979) и музей Николая Лобачевского в Козловке (1994).

Писареву называют легендой, считают эталоном интеллигентности и образцом для подражания. Узнав в канун Нового года об увольнении директора Музея истории Казанского университета, которым Стелла Владимировна являлась без малого 40 лет, проживающие в разных концах мира выпускники вуза выплеснули эмоции в соцсетях. Так, известный оперный певец и режиссер Эдуард Трескин написал: «Стелла Владимировна – лицо, душа университета, делавшая его столичным. Теперь это снова провинциальный университет». «И снова стыдно за страну…» - откликнулся гастролирующий по Америке композитор и бард Дмитрий Бикчентаев, а поэт Лидия Григорьева предрекла из Лондона: «Временщики! Аукнется им». Московский галерист Ильдар Галеев сообщил, что собирался при встрече с Писаревой подарить музею КФУ недавно обнаруженный автограф Карла Фукса, но «теперь – фиг с маслом, ничего универу не отдам». Люди едины во мнении: Стелла Писарева – эпоха в истории Казанского университета и относиться к ней следовало максимально деликатно и уважительно. В пример приводили Ирину Антонову, 52 года возглавлявшую Государственный музей А.С. Пушкина, которую после отставки назначили на почетную должность президента того же музея. Но где Москва, а где - Казань…

Одновременно с Писаревой ушли еще пять сотрудниц - практически весь костяк, на котором долгие годы держался музей. И если Стелле Владимировне вручили букет на прощальном ученом совете, то в адрес ее коллег не прозвучало ни слова благодарности. Заслуженные работники культуры покидали КФУ со слезами на глазах. Как стало известно «Вечерней Казани», женщины написали заявления об уходе из принципиальных соображений: «решили вместе уйти, невозможно работать в таких условиях».

Оказалось, ситуация зрела с 2016 года, когда Стелла Писарева передала директорские полномочия Светлане Фроловой, ранее работавшей в свияжском музее-заповеднике и якобы пришедшей «вытащить музей из болота». Новая директор - выпускница КГУ, кандидат исторических наук - при знакомстве с коллективом рубанула: «Забудьте все, что делали до сегодняшнего дня».

- А как мы можем забыть? – недоумевает Стелла Писарева. – В 1978 году меня от имени ректора Нужина пригласили организовать музей с нуля, на месте читального зала научной библиотеки им. Н. Лобачевского в помещении бывшей университетской церкви Воздвижения Креста Господня. Через год и два месяца музей открылся к 175-летию КГУ. За 38 лет его посетили более 700 тысяч человек, мы провели 3500 экскурсий, организовали 170 серьезных выставок... Мы – не болото!

Стараниями Писаревой в музее собрано 25 тысяч раритетов, из них около 2 тысяч находятся в основной экспозиции, в фондах хранятся 350 персональных коллекций университетских профессоров... Стелла Владимировна подчеркивает, что бесценные экспонаты им всегда передавали бескорыстно, ведь музей связывает долгая дружба с семьями прославленных ученых мировой величины - Чеботаревыми, Завойскими, Арбузовыми, Альтшуллерами, Лаптевыми... 

Можно без преувеличения сказать, что музей истории на протяжении десятилетий был душой Казанского университета. Именно в музее родились такие традиции, как празднование дня рождения вуза, выборы почетных докторов, конкурс среди студентов на знание истории альма-матер, дни памяти ученых... Музей истории КГУ был и культурным центром Казани. В XIX веке, когда в актовом зале играл университетский оркестр, здесь устраивали для горожан театрализованные «живые картины», в которых участвовал и студент Лев Толстой. С середины ХХ века университетский актовый зал собирал казанцев на выступления выдающихся музыкантов, здесь читали стихи великие поэты.

Теперь все это тоже, увы, история.

- Зная вас, легко предположить, что сидеть без дела вы не сможете.

- Физически я ушла из университета, но все равно в нем осталась душой и сердцем. Перед уходом передала в отдел редких книг и рукописей библиотеки подборку личных книг с дарственными надписями Фикрята Табеева, Гумера Баширова, Ризы Ишмуратова, Мухамеда Садри, Заки Нури и других. Очень признательна генеральному директору Национального музея РТ Гульчачак Назиповой. Она предложила место в отнюдь не чужом для меня музее Горького, где я работала с 1946 по 1964 год. В феврале приступлю к новым обязанностям - займусь организацией литературно-музыкальных вечеров, возможно, лекции буду читать. И еще мне надо завершить книгу «Рождение музея». Музея истории КГУ, конечно же.

Фото Александра ГЕРАСИМОВА