Страшно не по-детски, или Зачем школам психологи

Ирина ПЛОТНИКОВА
В прошлом году счеты с жизнью свели и девять 17-летних татарстанцев

Татарстан захлестнула волна детских суицидов. Только за последние несколько дней ушли из жизни четыре подростка: трое учащихся техникумов в Казани и Пестрецах и пятиклассник казанской школы. По предварительным данным СУ СКР по РТ, этот двенадцатилетний мальчик 8 апреля получил двойку, о чем сообщил родителям, и повесился в своей комнате. Так совпало, что в этот же день на сайте Минобрнауки РТ был опубликован приказ министра о начале реформирования института школьных психологов. Для профилактики суицидов, психологической поддержки и коррекции детских проблем в ближайшие три года в каждом районе республики должен появиться свой психолого-педагогический медико-социальный центр.

С начала года своих детей, выбравших кто петлю, кто прыжок из окна, похоронили шесть татарстанских семей. Для сравнения: в пиковом 2012 году республика потеряла 27 юных граждан - фактически целый класс, ну а в 2013-м, по данным минобрнауки, добровольно ушли из жизни 6 девочек и 11 мальчишек.

Уже после смерти этих подростков педагоги и сотрудники правоохранительных органов смогли установить: трое в момент суицида находились в состоянии алкогольного опьянения, у двоих были сложности с адаптацией в приемных семьях, ну а пятеро страдали от неразделенной любви. И эта тенденция сохраняется.

Они встретились в соцсетях, влюбились, поругались, и подросток решил уйти. Из Сети и из жизни. Именно так, по предварительной версии следствия, развивалось его виртуальное знакомство. Реальным оно так и не стало: 6 апреля парня нашли повешенным. По факту смерти 16-летнего казанца возбуждено уголовное дело о доведении до самоубийства. Удалось ли следствию установить личность роковой веб-девы и получила ли она статус подозреваемой, в СУ СКР не сообщают. А психологи констатируют, что подобные трагедии с заочно влюбленными детьми происходят все чаще. Особенно в тех случаях, когда занижена самооценка и они воспитываются в неполной семье.

Вопрос о профилактике побегов на тот свет в январе поднял министр образования и науки РТ Энгель Фаттахов. На коллегии ведомства он попенял школьным психологам, что их работа "свелась к бесконечным тестированиям", потребовал перестроить работу и пересмотреть понятия "благополучности" и "неблагополучности" по отношению к детям и семьям. Эти стереотипы мешают увидеть проблему, объясняют в министерстве. И вспоминают недавнее ЧП в сельском районе, когда отличник и активист из благополучной, как всем казалось, семьи покончил с собой.

"Наш анализ показал, что благополучие было лишь видимостью, - говорит руководитель отделения центра психолого-педагогической реабилитации и коррекции "Росток" Инна Идрисова. - Был авторитарный стиль воспитания, родители возлагали на младшего сына очень много надежд (старший их чаяний не оправдал), вкладывались в него в материальном плане:  то ноутбук купят, то еще что. Теперь недоумевают: чего ему не хватало? И вот как им объяснить, что не в этом измеряется любовь, что нужно общение - глаза в глаза…"

По итогам коллегии в Татарстане началась разработка новой модели работы психолого-педагогических служб. Ведь еще после перехода школ на новые системы оплаты труда школьные психологи стали дефицитом: в учебных заведениях шести районов их нет вовсе, а еще в десяти районах работают по одному специалисту. Тогда как в Казани и Набережных Челнах есть-таки учебные заведения, в штате которых два-три психолога, и без дела они не сидят.

"Кадров действительно не хватает, и качество их подготовки недостаточно, а нагрузка такая, что возможности уделить внимание всем детям нет", - говорит заведующий медицинской психологической службой "Сердеш 129" врач-психотерапевт Юрий Калмыков.

По данным минобрнауки, на всю республику школьных психологов всего 416, пару лет назад их было на полсотни меньше. Новый конкурс ориентирован на все муниципалитеты республики, которым правительство РТ предложило подключиться к созданию районных ППМС-центров. Планируется, что их работники - психологи, дефектологи, логопеды, социальные педагоги - будут заниматься профилактикой стрессов, а главное, выявлением и коррекцией проблем в обучении, воспитании и развитии детей в возрасте от 3 до 18 лет.

"Психологические проблемы ведь не возникают ниоткуда. Даже если ребенок плохо понимает неродной язык или картавит и вовремя не попал к логопеду, у него может сформироваться чувство неполноценности. А дальше - по нарастающей, - объясняет начальник отдела допобразования министерства Эльвира Сафина. - Идею ППМС-центров мы заимствовали у самарцев и убедились, что эффективнее иметь группу высококвалифицированных специалистов на весь район, чем добиваться, чтобы психолог работал в каждой школе".

Чтобы претендовать на республиканский грант в рамках стратегии развития образования "Килэчэк"  - 970 тысяч рублей на закупку комплекта оборудования - муниципалитеты должны найти средства на создание центров и зарплату сотрудников и до 25 апреля направить заявку в министерство образования.