Судья объявил обеденный перерыв до 31 июля

Марина ЮДКЕВИЧ
Судья объявил обеденный перерыв до 31 июля

Сегодня Вахитовский райсуд Казани наконец приступил к рассмотрению административных дел в отношении депутатов Госсовета РТ 1-го секретаря рескома ТРО КПРФ Хафиза Миргалимова и 2-го секретаря рескома Артема Прокофьева за организацию 1 мая 2014 г. шествия, не санкционированного исполкомом Казани. После опроса свидетелей и изучения первомайской видеозаписи продолжение обоих процессов было перенесено: судья Дамир Гадыршин (зампредседателя этого суда по уголовной коллегии) объявил, что в суде настало «официальное обеденное время» и назначил следующее заседание на 31 июля.

Оба руководителя татарстанских коммунистов обвиняются по ч. 1 ст. 20.2 КоАП РФ - нарушение установленного порядка организации собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования. Согласно протоколам полиции, составленным в отношении них лишь 5 июня, в день 1 мая Миргалимов и Прокофьев после согласованного с мэрией митинга у Камаловского театра организовали шествие до памятника Ленину на площади Свободы, в согласовании которого было отказано по причине наличия на пути следования запретных, по татарстанскому закону, объектов: отделеняе ПФР и учебных заведений – КФУ, консерватории и КНИТУ (КАИ).

Примечательно, что сторона обвинения – хотя бы чины полиции, составившие протокол о правонарушении, - в суде отсутствовала. Поскольку основополагающий судебный принцип состязательности сторон в России пока официально не отменен, следовало догадаться, что защите предстоит состязаться непосредственно с беспристрастным по определению судьей…

Начали с дела Артема Прокофьева. Защитник Алексей Синицын просит, и судья соглашается приобщить к делу агитационные листовки и аудиоролик, распространявшиеся накануне 1 мая. То и другое содержит главный лозунг «Все на митинг», что, по мнению защиты, доказывает: только согласованный митинг и организовывался. Ну а последовавшее несогласованное шествие («по тротуарам, с соблюдением правил ПДД») – оно оказалось, можно сказать, незаконнорожденным, но и ненаказуемым плодом творческой инициативы масс.

И без того непросторный и душный зальчик суда заполнили беспорядочные звуки этих самых масс (в количестве, навскидку, менее сотни человек) и отблеск красных стягов: включили представленную полицией видеозапись шествия. Хафиз Миргалимов, наслаждаясь зрелищем, вполголоса комментировал:

- Ну скажите, кто понес урон? Матери? Дети? КАИ? Прохожие? Светофоры соблюдаются...

- Видно, что Прокофьев и Миргалимов не призывали к шествию, - прокомментировал и Алексей Синицын. – Они были не организаторами, а лишь участниками!

Вызвали первого свидетеля – участника исследуемого шествия. Это был Георгий Барышев, бодрый 75-летий обладатель буденновских усов и номера газеты с крупным заголовком на 1-й полосе: «Жена мэра Казани заработала в 23 раза больше мужа». На вопрос защитника, агитировал ли его кто-либо принять участие в шествии, он рассказал:

- Я сказал: «Дедушки, бабушки, сходим к дедушке Ленину – все-таки он нас воспитывал и растил». Я как честный гражданин Союза Советских Социалистических Республик должен сам агитировать, а не то что меня кто-то агитировал!

Судья спросил, что делал на митинге Артем Прокофьев.

- Нам объяснял, как нам жить, как нас обрабатывают, обманывают, - пояснил свидетель.

- Он вам объяснял про социально-экономическую политику государства, критиковал ее? – уточнил судя.

- Это к делу не относится! – репликой, которой обычно отводят вопросы противной стороны, за невидимостью таковой защитник перебил судью. Но свидетель от ответа «про социально-экономическую политику государства» воздерживаться не стал.

- Вот, - он помахал принесенной газетой, - я даже ложиться буду в гроб, эту газету с собой положу. Ничего себе, жена мэра зарабатывает 90 миллионов в год, а нам пенсию 8 тысяч платят!

- А как 200 человек могли пройти шествием без организации? – продолжал судья (а этот вопрос уже мог показаться наводящим).

- Это, считай, инстинкт! – охотно объяснил свидетель. – Как моя тетка говорит: на митинг не сходишь, как будто и праздника нет!

Другой свидетель – Александр Комисаров (секретарь рескома по социально-экономическим вопросам, но представился суду по месту работы замдиректора строительной фирмы) также сообщил, что все дело в традиции, давно перешедшей в инстинкт:

- Я взял своего сына. Он никогда в жизни не ходил, а я все детство ходил на такие митинги. Красный шарик ему дали – пусть знает!..

Красный шарик оказался последней каплей. Судья объявил о переносе рассмотрения дела Артема Прокофьева на 31 июля, объяснив это большим количеством новых материалов по делу (а защитник Синицын обещал ему обязательно обжаловать это решение, поскольку, по закону, материалы дела исследуются непосредственно в ходе суда).

После краткой передышки приступили к делу Хафиза Миргалимова.

В документах, представленных полицией, значится, что «после митинга Миргалимов как организатор в мегафон сказал, что пойдут по тротуару на площадь Свободы с флагами». Это выглядело уже более серьезной заявкой на доказательство правонарушения; выходило, будто на несогласованное шествие массы подбил не неподсудный инстинкт, а 1-й секретарь ремкома КПРФ лично.

Снова исследуется видеозапись. Слышно, как Хафиз Миргалимов, переговариваясь с представителем мэрии Казани, настаивает, что к площади Свободы участники акции пройдут по тротуарам, но «с атрибутикой», т.е. с флагами. Между тем, руководитель аппарата мэрии Игорь Сивов в ходе согласования указывал, что пройти можно разве что «без наглядной информационной атрибутики»… «В законе не написано, что пешеходы не могут ходить по тротуарам с зонтиками, с другим чем-то! – задорно провозглашал партийный секретарь. – Предайте господину Метшину революционный привет!»…

- Хафиз Гаязович не был организатором, а только участником, - старался убедить суд Алексей Синицын.

- До 1 мая исполком нам не предложил никаких альтернативных путей проведения шествия, хотя мы просили, - добавил Хафиз Миргалимов. – Где я призывал?! Да, я сказал: мы пройдем по тротуарам… Шествие по тротуарам не проводится!..

Однако если термин «шествие» еще и давал некоторый простор для толкований, то с «наглядной атрибутикой» деваться, казалось, было некуда: красные флаги в руках участников акции запечатлело видео. В частности, в одном из видимых знаменосцев легко было узнать руководителя аппарата рескома КПРФ Рамиля Гайфуллова, который за участие в первомайском шествии уже оштрафован судом на 10 тыс. рублей по той же ч.1 ст. 20.2 КоАП РФ.

И защита сосредоточилась на доказывании, что наличие этих стягов объясняется не волей организаторов акции, а привычкой наших граждан не возвращать чужое добро – т.е. опять же историческим инстинктом народных масс. «Атрибутику перед митингом раздавали, в конце собирали, - рассказал свидетель – начальник отдела материально-технического обеспечения рескома. – Кто-то возвращает, часть теряется…». Ну а как можно спрашивать с организаторов за добро, которое у них, как бы это сказать, скоммуниздили…

После опроса свидетелей судья Дамир Гадыршин сообщил, что в суде наступило «официальное обеденное время». И объявил перерыв в рассмотрении и этого дела до 31 июля. Хафиз Миргалимов заявил, что независимо от решения суда коммунисты проведут митинг за отставку Ильсура Метшина – за позицию последнего в отношении массовых акций на улицах Казани.