Свет в конце моста

Марина ЮДКЕВИЧ
Свет в конце моста

Есть места, где в воду бросают монетки. Скорее всего, место, которое на снимке, из их числа. Когда-то это было мостом над  Казанкой ближе к ее верховью, там, где она еще тихо и красиво зеленеет водой и берегами. Когда-то подвесной мост устроили между территорией санатория "Крутушка" на одном берегу узенькой Казанки и пионерлагерем - на другом. Так что по нему проходило много людей, которым хотелось бросить монетку, чтобы вернуться.

Пионерлагерь с тех пор исчез, и мост забыли. И с ним случилось то, что иногда случается в таких обстоятельствах с объектами материального мира: он из элемента пространства превратился в  портрет времени. Включая обязательный оптимистический свет в конце и необходимость большого личного мужества по пути к нему.

Так вот, о монетках на память. Ровно 20 лет назад, когда этот мост был еще бодрячком, в карманах проходивших через него зазвякали монеты небывалые. Они были довольно элегантные: на лицевой стороне - башня Сююмбике и надпись "Татарстан", а на оборотной - три хлебных колоска. 

Только никто из обладателей этих кружочков никогда не бросал их в воду. Потому что они назывались "хлебный жетон", и каждый такой давал право на покупку одной буханки хлеба тому, у кого даже на это не было денег...

После нескольких сравнительно благополучных лет (досок) снова видим провал. Да это же дефолтной осенью 16 лет назад уже и у многих из тех, кто не лазил в карман за жетоном, семейные сбережения так обесценились, что хоть брось в Казанку.

Ну, потом набросили на дыры кое-какие досочки, и как-то снова приспособились идти. Если не думать, что внизу все-таки пустота, и в сущности - никакой ни опоры, ни защиты, то можно даже неплохо себя чувствовать. А тут, глядишь, от богатых домов на берегу долетают искры салюта, и летят совсем другие уже - большие, праздничные деньги. Ну вот, значит, дошли и до света в конце. 

А вчера позвонила знакомая. Говорит, внучкин класс на днях водили на экскурсию в Деревню Универсиады. Кто бы двадцать лет назад подумал, что наши малыши смогут, всего-то проехав несколько остановок на городском транспорте, попадать в такое нездешнее, такое замечательное место!

Внучка, даром что маленькая, уже сознательная. В автобусе сама попросила у кондуктора сдачу - один рубль. Ну не то чтобы потому, что в этой обычной семье считают каждый рубль... но да, считают. А кондукторша (в ее семье в далеком восточном "ближнем зарубежье" тоже ведь считают каждый рубль, который ей удается заработать, живя у нас впроголодь в какой-то дыре на птичьих правах) сказала, что девочка обойдется и без сдачи, и ударила ее. По голове. 

В транспортном комитете мэрии бабушке сказали, что извиняются, но с кондуктором ничего не поделаешь. Станут они еще всякой мелочевкой заниматься, у них как раз светлая полоса масштабных свершений. А к учительнице, чей класс ехал в том автобусе, бабушка и апеллировать не стала. Это же Школа! Заденешь, и ребенку вообще жизни не будет.

Вот такая мелкая история, как рублевая монетка. Бросить и забыть. Кругом праздник, свет в конце тоннеля, ну или моста, а они, маленькие люди - бедная девочка, грубая, несчастная кондукторша... пенсионер вон тот с "минималкой", врачиха, которая все не может уйти на пенсию, потому что будет не на что жить... - балансируют на расползающихся досках. Это просто свет бьет прямо в глаза, потому и не видно, что опоры им по-прежнему нет.