«Таким в медицине не место!»: в Татарстане сын умершего в больнице пациента добивается наказания врачей, но боится, что накажут не тех

Регина КИРИЛЛОВА
«Таким в медицине не место!»: в Татарстане сын умершего в больнице пациента добивается наказания врачей, но боится, что накажут не тех

Добился возбуждения уголовного дела по факту смерти своего 59-летнего отца в райбольнице житель Высокогорского района Айрат Ягудин, что само по себе можно считать редким случаем. Однако сын умершего пациента опасается, что ответственность за халатность и бездушие понесут не все медики, которых он винит в смерти отца, вернее даже - не те.
 
Как рассказал корреспонденту «Вечерней Казани» 33-летний Айрат Ягудин, беда в их семье случилась зимой прошлого года. Утром 7 февраля отцу стало плохо. Мать Айрата -  сама медик, долгое время работавшая фельдшером на скорой, сразу вызвала неотложку.

- Маму насторожило то, что у отца посинели ноги и началась сильная одышка. В сочетании это очень плохие симптомы, - говорит Айрат.

Приехавшая в село Шапши карета скорой увезла пациента в Высокогорскую ЦРБ. Там мужчину с подозрениями на тромбоэмболию легочной артерии, пневмонию и ишемическую болезнь сердца определили в реанимацию, где он пробыл до следующего дня. Затем Радифа Ягудина перевели в общую палату терапевтического отделения. Сын удивляется, почему отца не оставили в реанимации. Медики, по словам Айрата, объяснили ему, что пациент сам не захотел оставаться в отделении интенсивной терапии. «Даже если это правда, разве не врачи решают, где должен находиться больной?» - удивляется он.

- В последний раз я говорил с отцом по телефону около девяти вечера 8 февраля. Разговор давался ему с большим трудом, ему явно было тяжело не то что говорить, дышать, - вспоминает Айрат Ягудин. - Потом я узнал от соседей по палате, что в тот же вечер отцу сильно поплохело. Лежа на койке, он кричал от боли, но никто из медперсонала к нему не подходил. Соседи сказали, что медсестра заглянула на секунду, рявкнула, мол, чего орешь, тебе укол обезболивающий два часа назад сделали. Только около одиннадцати вечера в палату пришел дежурный врач и решил отправить отца обратно в реанимацию. А в 23.45 маме позвонили и сообщили, что отец умер…

По словам Айрата, его мать сразу поехала в ЦРБ, вошла в реанимационную палату и заметила, что супруг лежит на койке полностью одетый.

- Значит, реанимационные мероприятия с ним не проводили, это мама знает как медик, - отмечает сын. - Врач-реаниматолог сказал ей, что пациента привезли в реанимацию уже мертвым и ничего нельзя было сделать.

Сам Ягудин-младший, приехав 9 февраля в Высокогорскую ЦРБ, заглянул в палату, где лежал отец, записал на видео рассказы соседей по палате. По словам Айрата, его поразили жалобы больных на наплевательское отношение со стороны медперсонала.

- Когда я попытался поговорить с дежурным врачом, который, как я считаю, мог спасти отца, если бы вовремя оценил серьезность его состояния, тот перешел в нападение. Нагрубил, объяснять ничего не захотел, - утверждает сын умершего пациента. - Потом экспертиза показала, что причиной смерти отца стало заболевание сердца. А я месяц думал, стоит ли что-то предпринимать, в итоге решил, что так это оставлять нельзя. Ведь при таком отношении врачей люди в больнице будут умирать и дальше. Пошел в Следственный комитет и написал заявление с просьбой расследовать обстоятельства смерти отца.

В итоге 15 августа прошлого года в Высокогорском межрайонном следственном отделе СУ СКР по РТ в отношении неустановленных лиц было возбуждено уголовное дело по ст. 293 УК РФ «халатность, повлекшая по неосторожности смерть человека». И только в январе этого года в деле появилась единственная подозреваемая, позже ставшая обвиняемой - бывшая заведующая терапевтическим отделением Высокогорской ЦРБ Юлия Кочунова, которая 7 февраля прошлого года в качестве дежурного врача приняла поступившего со скорой пациента Радифа Ягудина и поставила ему предварительный диагноз.

Сама врач, успевшая на момент возбуждения уголовного дела уволиться из ЦРБ и перейти на работу в другое медучреждение, отметила в своих показаниях, что в связи с тяжестью состояния больного, поступившего 7 февраля в 13.10, направила его в палату интенсивной терапии, назначив ряд анализов, а в 16.00 того же дня передала смену другому дежурному врачу и ушла домой. Тем не менее, как сообщили корреспонденту «ВК» в пресс-службе СУ СКР по РТ, проведенная экспертиза качества медпомощи выявила огрехи именно в действиях  завотделением терапии. К примеру, больному не сделали элементарную ЭКГ. При этом, согласно той же экспертизе, в действиях дежурного врача, при котором скончался больной, нарушений не обнаружено.

С этим категорически не согласен потерпевший по делу Айрат Ягудин. По его мнению, к ответственности должны были привлечь как раз врача ЦРБ, во время дежурства которого умер его отец. 

- Ведь завотделением Кочунова, как положено, приняла отца, осмотрела и отправила в реанимацию, а наплевательски к нему отнесся ее коллега, который, кстати, является заместителем главврача ЦРБ, - возмущен Ягудин-младший. - Я не хочу, чтобы беда, которая коснулась моей семьи, пришла еще к кому-то с попустительства руководства больницы. Таким людям, как этот врач и эта медсестра, которая рявкает на кричащих от боли пациентов, в медицине не место!

Весной этого года следствие попыталось передать дело о халатности медиков в суд, однако прокуратура вернула его на дорасследование. «Отсутствуют причинно-следственные связи между действиями Кочуновой и смертью Ягудина… В ходе предварительного следствия не установлены обстоятельства и порядок передачи полномочий Кочуновой иному должностному лицу по окончании рабочего дня», - указали в надзорном ведомстве на недоработки следствия…

Пару месяцев назад расследование по делу о смерти Радифа Ягудина приостановили - единственная обвиняемая заболела, что сделало невозможным проведение с ней следственных действий.

Сам потерпевший 15 октября обратился к главе СКР Александру Бастрыкину, желая попасть к нему на личный прием. «Следователи мне говорят, что искать виноватых не моего ума дело, тогда, может, выше добьюсь правды», - надеется Айрат.

В Минздраве РТ на запрос «Вечерней Казани», касающийся обстоятельств смерти пациента Высокогорской ЦРБ Радифа Ягудина, пока не ответили.