«Такой кларнет, как у меня, есть еще у Сергея Мазаева»

Айсылу КАДЫРОВА
«Такой кларнет, как у меня, есть еще у Сергея Мазаева»

Сегодня в БКЗ им. Сайдашева вместе с Государственным симфоническим оркестром РТ под управлением Александра Сладковского выступит Игорь Федоров - один из лучших кларнетистов современности. Музыканты сыграют «Шесть вариаций на застольную тему» Александра Чайковского: произведение, изначально написанное для кларнета и фортепиано, впервые прозвучит в исполнении кларнетиста и симфонического оркестра. Своеобразная премьера будет посвящена 70-летнему юбилею композитора и состоится в рамках VI Международного фестиваля современной музыки имени Софии Губайдулиной Concordia.

Корреспондент «Вечерней Казани» встретилась с Игорем Федоровым по окончании репетиции.

- Игорь, вы до сих пор играете на кларнете, который вам в 1994 году подарил Владимир Спиваков?

- Что вы, нет. Кларнет не скрипка: с каждым годом становится только хуже. Он портится от влаги, которая неизбежно попадает внутрь инструмента. Спиваков подарил мне тогда потрясающий кларнет французской фирмы Buffet-Crampon, сейчас он у меня в капитальном ремонте. А я играю на кларнете английского мастера Питера Итона. Такой нельзя приобрести в магазине и даже заказать нельзя, его можно купить только лично у Питера.


- Одинаковых кларнетов у него нет?

- Он делает инструменты очень маленькими партиями. Такой, как у меня, есть еще у моего друга Сергея Мазаева. Кстати, это Мазаев мне подарил этот кларнет. Вы ведь в курсе, что он лидер «Морального кодекса»? А еще у нас с ним есть проект «Классика без кодекса», в котором мы оба играем на кларнете в сопровождении оркестра. У нас большущая программа - классика, джаз... Жаль, что до Казани с этим проектом никак не доедем.

- Как вы познакомились с Мазаевым?

- Однажды мой друг Андрей Иванов, контрабасист, пригласил меня на концерт, где Мазаев должен был играть на кларнете. Я, помню, спросил тогда, а кто такой Мазаев? Иванов возмутился: «Да ты что! Это же суперзвезда!» После концерта Иванов заставил меня подойти к Мазаеву, мы вежливо обменялись номерами телефонов. И вдруг через три дня Мазаев мне звонит и приглашает к себе: «У меня куча нот для двух кларнетов!» Это оказалось правдой: у Сергея все шкафы дома забиты нотами, он их покупает во всех музыкальных магазинах мира. Мы сразу же начали играть - Моцарта, как сейчас помню. С дружеского музицирования все и началось. Сейчас Сергей для меня не только уникальный музыкант, но и большой друг: он мне практически как папа (мой родной отец уже умер)...

- Игорь, ваш кларнет для вас - это «он» или «она»?

- Хм... Так вам отвечу: мой кларнет - это я. Это то, чем я говорю. Это как связки у певца.

- С детства было понятно, что вы станете кларнетистом-солистом?

- До тринадцати лет ничего не было понятно про мое будущее ни мне, ни взрослым. У меня на жизнь были другие планы: хотел играть в оркестре. Они, кстати говоря, сбылись: в 14 лет я был самым молодым оркестрантом в истории Большого театра. Сыграл некоторое количество «Севильских цирюльников», «Жизелей» и на этом моя оркестровая карьера закончилась. Сейчас я думаю, что правильно сделал, что ушел тогда из театра.

- А что случилось с вами в тринадцать лет?

- Неожиданно для всех я победил на всесоюзном конкурсе. У меня тогда вдруг зазвучал инструмент. До этого не звучал. Не звучал - и все! А тут вдруг будто какая-то новая кнопка во мне отыскалась. И я понял, что могу быть солистом: я — звучу!

- Кстати, про «звучу»: читала, что вы «принимали участие в озвучивании» фильма Сергея Бодрова «Кавказский пленник». Что это значит?

- Это было сто лет назад! Композитор Леонид Десятников дал мне кассету, ноты и сказал: «Нужно записать для фильма музыку в стиле мугам. Вот тебе ноты, а на кассете - пример музыки в стиле мугам». И я начал самостоятельно заниматься, изучать мугам (это один из жанров традиционной азербайджанской музыки), импровизировать... Запись потом прошла очень хорошо. Помню, мне сразу заплатили гонорар, очень приличные деньги. Но до дома я их не довез: возле Киевского вокзала меня окружили цыгане, и я даже не заметил, как они меня заговорили, и я отдал им все деньги. Урок на всю жизнь: от незнакомых цыган надо бежать! Никакого контакта!



- Леонид Десятников - один из немногих композиторов, сочиняющих для кларнета?

- Вы знаете, для кларнета написано больше, чем кажется. Сольный репертуар для кларнетистов я бы сопоставил с репертуаром для виолончелистов. Музыки для кларнета очень много - и старинной, и современной. Я не знал этого раньше. Но последние лет десять не играю переложений - играю оригинальную музыку.

- Нередко вы это делаете в сопровождении Государственного симфонического оркестра Татарстана. Скажите, этот коллектив меняется?

- В лучшую сторону. Не поворачивается язык называть этот оркестр провинциальным. На мой взгляд, сегодня он входит в пятерку лучших в России - вместе с Российским национальным оркестром, Большим симфоническим имени Чайковского, оркестрами Мариинского и Большого театров. Если все в ГСО РТ будут живы-здоровы, то через несколько лет татарстанский оркестр будут знать во всем мире.

Фото Александра ГЕРАСИМОВА