Татарскую песню «Апипа» сочинили в публичном доме?.. Казанский краевед докопался до исторического «дна»

Ольга ЮХНОВСКАЯ
Татарскую песню «Апипа» сочинили в публичном доме?.. Казанский краевед докопался до исторического «дна»

Версию о том, что татарская народная песня «Апипа» родилась в борделе, высказывает автор книги «Казань: логовища мокрых улиц», презентация которой состоялась на этой неделе. Краевед Алексей Клочков в остросюжетной форме рассказывает историю забулачной части старой Казани, в том числе городского «дна», населенного обитателями ночлежек, ворами, проститутками и прочими асоциальными элементами.

По словам Клочкова, мрачное и одновременно сочное выражение «логовища мокрых улиц» придумал автор пьесы «На дне» Максим Горький, упоминая в своих произведениях забулачную, мещанско-ремесленническую часть Казани из пяти постоянно затапливаемых улиц под общим названием Мокрые: Первой, Второй, Задней, Передней и Поперечной. В XVIII - XIX веках именно здесь локализовались большинство публичных домов и притонов, которые находились в зоне внимания 2-й полицейской части. Говоря современным языком, это район вблизи железнодорожного вокзала, ЦУМа и Дворца спорта, а Первая Мокрая улица - это нынешняя улица Коротченко.


«В «Логовищах мокрых улиц» поднимается много актуальных и даже опасных тем. Хочу заранее предупредить, что книга ни в коем случае не умаляет чье-либо личное, религиозное и национальное достоинство. Городские низы разных национальностей страдали общими социальными болезнями и проблемами, и Клочкову удалось это показать», - обратился к читателям книги историк, доцент КФУ Аскар Гатин.

Кроме Гатина консультантами автора книги выступили такие знатоки казанской истории, как Лев Жаржевский, Сергей Саначин, Алексей Липовецкий, Илья Евлампиев, Людмила Мещерякова, Андрей Шритт. А уникальные исторические фотографии, которых на 344 страницах размещено более тысячи, подготовил к печати Георгий Цыпцын.


Разумеется, книга рассказывает не только о жизни воров и проституток. Читатели смогут узнать из нее о том, что поэт Габдулла Тукай терпеть не мог граммофонные пластинки с записями татарских песен в исполнении «гадких» певцов, предпочитая оперные арии, о том, когда в Казани произошла первая автомобильная авария, сколько стоил обед для люмпен-пролетариата в городских «обжорках» и что в конце XIX века в казанской думе всерьез обсуждали возможность вывоза из города нечистот в трамваях.  

Глава «Избранные места: из жизни казанских проституток» - самая пикантная в историческом повествовании. Чем отличались татарские дома терпимости, какую музыку слушали в борделях и какие музыкальные инструменты там полагалось иметь, как надзирали полицейские за жрицами любви и еще много интересного могут почерпнуть из нее любители исторической «клубнички».  

- Во время работы над книгой вскрылись совершенно удивительные исторические факты, - рассказал корреспонденту «Вечерней Казани» Алексей Клочков. - Оказалось, что в домах терпимости записывали «левые» пластинки для граммофонов, а песни исполняли проститутки.


Клочков вслед за некоторыми учеными-историками высказывает версию, что татарская плясовая «Апипа» родилась в казанском борделе - уж слишком много в ней страсти, огня, а по старым временам - даже непристойности. Разве могла татарская девушка из благопристойной семьи отплясывать перед женихом так, что того и гляди доски проломятся?..

«Вырисовывается следующая картина: эдак где-нибудь в конце девятнадцатого века содержательница публичного заведения записала (напела?) некий текст, адресованный своей дочери или работнице, который после многих последующих переделок стал основой популярной и поныне «народной песни», - пишет автор «Логовищ...».

- К написанию книги о Мокрой и Ямской слободах я подступался довольно долго. Тема подкупала широтой и обилием белых пятен. Будучи одним из символов Казани промышленной, этот район долго оставался самой захудалой окраиной, - отмечает краевед. - С одной стороны, в этом районе было обилие культовых сооружений, но одновременно здесь же (и часто - в считаных метрах от храма) размещалась львиная доля злачных заведений Казани. Местные трактиры, постоялые дворы и ночлежки славились пьяными драками, грабежами и убийствами. Даже в сегодняшнем облике привокзального «околотка» проступают неряшливые черты захолустья.

- Презентация вашей книги прошла в Музее Казанской иконы Божией Матери на улице Большой Красной, 10. Если не ошибаюсь, это дом, в котором вы родились и долгое время жили?

- О да! Об этом историческом доме упоминаю в книге не раз. В XVIII веке практически в этом месте жил Никита Кудрявцев, казанский вице-губернатор. Российский император Петр Первый кутил у него летом 1722 года. Потом домовладение отошло городскому голове Платону Суханову, умершему в 1820-м. Существующий дом появился в 1840 году и числился за родственником Сухановых Федором Антоновым. В 1892 году строение отошло монастырю, а с  1929 года здесь жил мой дед, затем отец,  потом и я...

- После «Логовищ...» планируете новую книгу об истории Казани?

- Думаю, что трилогия будет точно.



На фото - иллюстрации из книги «Казань: логовища мокрых улиц»