Татарстан-2017: траектория сдачи

Марина ЮДКЕВИЧ
Татарстан-2017: траектория сдачи

Ох и наделала в Татарстане шуму внезапно появившаяся днем 20 декабря информация, что в этот день Владимир Путин примет Рустама Минниханова! Уже к вечеру стало известно, что на этой встрече Минниханов докладывал о «социально-экономических показателях» республики, а Путин их одобрил. Только и всего, но в ожидании этого успокоительного известия политически озабоченные татарстанцы уже пили валерьянку в мрачной уверенности, что к окончанию встречи двух президентов президентом останется только один... Уже и такое казалось вполне возможным под занавес уходящего года - года сдачи двух самых идеологически значимых достижений власти Татарстана.

Кстати, немного о «социально-экономических показателях». По последним данным Татарстанстата, за 10 месяцев 2017-го реальные располагаемые доходы (номинальный доход за вычетом налогов, скорректированный на процент инфляции) татарстанцев сократились по сравнению с тем же периодом 2016-го на 5 процентов. При этом в 2016-м доходы уже сократились на 3,5 процента, а в 2015-м - на 5 процентов... Таким образом, непрерывное падение достатка жителей Татарстана продолжается уже 34 месяца. И по этой горке республика через полтора месяца с разгону влетит в главные выборы - выборы президента России...

Однако народ у нас тренированный, и потому весь год власти предлагали ему переживать не за свои бока, которые колотятся по крутой горке, а за статус республики. Ведь 2017-й стал годом, когда Татарстан потерял свой уникальный договор о разграничении полномочий с федеральной властью, который - единственный из всех регионов - сохранял больше 23 лет, с пресловутых «лихих девяностых».

Народ, впрочем, переживать за договор ленился. Разве что Госсовет РТ уже в июле спохватился, что - батюшки! - у договора-то срок действия практически истек... И обратился к Владимиру Путину с двумя просьбами: переподписать сакральный акт и сохранить за Рустамом Миннихановым титул «президент» - уж очень это слово близко татарстанцам!

Вскоре стало известно, что ко второй просьбе высокий адресат отнесся благосклонно и позволил Татарстану сохранить «президента» на весь срок полномочий Рустама Минниханова (т.е. до 2020 года), несмотря на федеральный закон, по которому уже к началу 2015-го право называться президентом должно иметь лишь высшее должностное лицо всей Российской Федерации...

После чего власти РТ, очевидно, решили, что ввиду благополучного решения этого главного вопроса про священный договор можно уже больше и не поминать. Так бесшумно и бесславно пал первый бастион татарстанского суверенитета, как его и не было.

Второй бастион, впрочем, еще высился, флаг с девизом «Все школьники Татарстана обязаны учить татарский язык наравне с русским» еще развевался над ним, а глава Минобрнауки РТ, нареченный его защитниками Энгелем-хранителем, успокаивал их заверениями типа «но пасаран»...

И все насмарку. Энгель-хранитель, как немедленно выяснилось, своими заверениями, что уж два-то часа обязательного татарского федеральный центр сохранить обещает, лишь морочил голову собственному начальству... Которое в результате упустило время, не вступив вовремя в переговоры с Москвой об отзыве федеральной прокурорской рати от стен последнего бастиона суверенитета... И он пал тоже, хотя и с грохотом.

Была ли долгожданная русскоязычными активистами отмена обязательных уроков татарского в школах республики именно их победой? Конечно нет. Пять-шесть лет назад публичные акции этих активистов были и более частыми, и более многолюдными, и более резонансными - и все же не возымели желаемого эффекта... С какой бы стати теперь, на явном спаде этой активности, федеральному центру прислушиваться к слабеющему голосу!

Была ли эта отмена на сей раз неизбежной объективно? Конечно нет. Судя по истории «языкового вопроса» - долгой и единообразной по подходу к нему со стороны Москвы за все 18 лет фактического правления Владимира Путина, сохранение в Татарстане образовательного суверенитета как сколько-нибудь серьезный вызов федеральной властью не воспринималось.

Так что это было? Больше всего похожей на правду выглядит версия, что в Московском Кремле, публично радуясь политической стабильности, на самом деле все меньше верят в ее реальность и потому старательно «выглаживают» последние элементы своеобычности в регионах. Даже в таком послушном, как Татарстан... А с другой-то стороны, чего и стесняться с послушными?..

Кстати, вот интересный вопрос: как повлияет состоявшееся «решение языковой проблемы» на результаты выборов в марте?

Однозначный прогноз дать нельзя, ибо этот сакральный для Татарстана вопрос, как ни странно прозвучит, бытует в теневой, «серой зоне» среди прочих населяющих ее загадочных сущностей, не имеющих имени и предстающих одному - теплой мышкой, а другому - ужаснейшим монстром...

Ведь, по сути, какая-то часть населения республики искренне возмущена отменой обязательных уроков татарского или непродлением эксклюзивного договора с Московским Кремлем (и значит, способна отказаться голосовать за Владимира Путина), а какая-то - столь же искренне рада (и значит, увеличит количество проголосовавших за Владимира Путина), и хватит ли им памяти об этих горестях/радостях до марта 2018-го - это ни обществу, ни даже чиновным стратегам татарстанской внутренней политики решительно неизвестно.

Отстаивая эти - преходящие, как выяснилось, - ценности, власти РТ клялись, конечно, «волей народа». Вот только социологических исследований, дабы выяснить, как в действительности относится к этим ценностям сам народ, в республике никогда не проводилось. Причина тому, разумеется, объективная: ведь мало ли что выяснится-то... Но и минус такой ситуации очевиден - невозможность достоверно спрогнозировать влияние этих главных для Татарстана политических событий 2017-го на поведение местного электората на главных выборах 2018-го.

...Кстати, а кто-нибудь помнит, что в ушедшем году (как раз когда священный договор, позволявший считать Татарстан государством с особым статусом, доживал последние дни) в республике было с помпой объявлено об учреждении Национального совета - Милли шура - во главе с вице-премьером республики? Чтобы, значит, поднять татарскую общественную жизнь до такой степени, что и особого госстатуса было бы не нужно... С тех самых пор в обществе о нем ни слуху ни духу. Похоже, эта общественная жизнь без особого госстатуса и обязательного татарского в школах республики - что губадия без изюма...