Татарстан согласен на отступной: взамен договора Госсовет просит Путина сохранить «президента»

Марина ЮДКЕВИЧ
Татарстан согласен на отступной: взамен договора Госсовет просит Путина сохранить «президента»

26 татарстанских депутатов указали путь к выходу из тупиковой ситуации, образованной, с одной стороны, скорым истечением срока действия Договора о разграничении полномочий между властями РФ и РТ, а с другой - очевидным нежеланием федерального центра пролонгировать этот акт. Правда, в конце тоннеля теперь видится уже не лучезарный, единственный в России договор, а всего лишь возможность поторговаться в Москве, чем можно его заменить с минимальным ущербом для реноме властей Татарстана.

СМОТРИТЕ, КТО ПРИШЕЛ!

Сегодня Госсовет РТ собирался в последний раз перед каникулами. Это грозило проблемой с явкой парламентариев, однако на сессию явился даже депутат Равиль Зиганшин (ПСО «Казань») – неизменный лидер рейтинга депутатов-«прогульщиков». Такое редкое явление что-нибудь да предвещало.

«Ну, красный снег пойдет!» - поприветствовал его Марат Шагитов («Ак Барс» банк). «Нет, дожди прекратятся! – актуализировал поговорку г-н Зиганшин. – Я из-за дождей строить не могу, думал, приду – дожди кончатся».


Как там будет насчет дождей – еще неизвестно, но сегодня в Госсовете совершенно неожиданно забрезжил свет по самому темному и тревожному вопросу настоящего момента – насчет истекающего договора Татарстана с федеральным центром.

Еще вчера вице-спикер Юрий Камалтынов заявлял, что вопрос этот в повестке сессии не значится, а сегодня оказалось, что он один из 26 первых подписантов проекта обращения Госсовета к Владимиру Путину по этому вопросу. Автором же обращения оказался находчивый депутат Николай Рыбушкин.

- Срок действия договора истекает где-то, по-моему, 11 августа, - напомнил он, выйдя за трибуну (подписанный 26 июня 2007 года 10-летний договор был утвержден  федеральным законом, вступившим в силу через 10 дней после опубликования, которое состоялось 31 июля 2007-го. - «ВК»). -  Благодаря ему наша республика сделала шаг вперед, и укрепились федеративные отношения в целом… Без сильных регионов не может быть сильной России!

Далее г-н Рыбушкин как юрист заявил, что без договора «мы попадаем в правовой вакуум», и объяснил: «Нам придется вносить изменения в действующую Конституцию, где-то в 14 статей... Мое личное мнение - договор должен быть… в той или иной форме». И предложил зачитать проект обращения к Владимиру Путину.

За то, чтобы рассмотреть этот проект, проголосовали 83 депутата, один воздержался.

ЧТО ЗА КОМИССИЯ?..

Текст подготовленного Николаем Рыбушкиным обращения начинался с того, что «уважаемый Владимир Владимирович» возглавил Россию «в непростой период исторического развития», а продолжался заверением, что эксклюзивный договор между властями России и Татарстана «стал важным фактором сохранения политической, межнациональной и межконфессиональной стабильности» и вдобавок горячо поддерживается населением республики, «о чем было заявлено в резолюции III съезда народов Татарстана»...

Но завершался текст неожиданно: не предложением продлить столь необходимый договор, а просьбой «поддержать сохранение существующего наименования высшего должностного лица Республики Татарстан и образовать специальную комиссию для выработки предложений по правовым вопросам».

Если пассаж о «сохранении наименования высшего должностного лица» разъяснений не требовал – что без начальника с титулом «президент» нам в Татарстане жизнь не в радость, и так ясно, – то назначение некой «специальной комиссии» вызывало вопросы.

Если ее цель – работа над новым договором, то отчего так прямо и не указать? Очевидно, потому, что Московский Кремль уже недвусмысленно, хоть и непублично, довел до Казанского: договора больше не будет.


- Может быть, будет выработана какая-то другая правовая форма… - постарался объяснить смысл «комиссии» г-н Рыбушкин. - Это был бы большой шаг в развитии федеративных отношений на новом этапе!

Стало понятно, что даже если вместо уникального договора с федеральным центром власти Татарстана получат «комиссию для выработки предложений по правовым вопросам» без внятных полномочий,  то и это они смогут подавать как доказательство собственного уникального статуса…

Один из 26 первых подписантов - Разиль Валеев -  произнес вдохновенную речь. К сожалению, она была на татарском, а синхронного перевода в помещении для прессы отродясь не бывало. К счастью, присутствовавшие в этой речи три русских вкрапления -  «свидетельство о браке», «гражданский брак» и «сожительство» - сделали его основную мысль доступной и без перевода: без договора отношения между Россией и Татарстаном не законное гармоничное супружество, а так, незнамо что.

Следующий подписант – Марат Галеев, будучи одним из отцов поминаемого  договора, высказал предположение, что теперь уже «на трезвую голову никто не скажет, что договор является фактором сепаратизма». И заявил, что поскольку «общество, оказывается, очень внимательно следит» за судьбой отмирающего акта, «парламент, который избран нашим народом, безусловно, не может промолчать».

ШАЙМИЕВ ВЫШЕЛ ЧЕРЕЗ ДРУГУЮ ДВЕРЬ

- Мне представляется, что последняя часть… там недостаточный акцент: «образовать комиссию для выработки предложений по правовым вопросам». Мне кажется, надо «предложений по правовым вопросам – выработке договора», - высказался еще один подписант - Алексей Созинов.

- Значит, без политических выступлений! - быстро отреагировал Фарид Мухаметшин. Он-то в отличие от самых простодушных из 26 героических депутатов точно знал, что просьба о договоре нынче рассматривается как недопустимое вмешательство в политику федерального центра.

Затем спикер Госсовета сообщил, что, по его мнению, 26 депутатов предложили «неплохой проект», смысл которого – «чтобы можно было сесть и поразмышлять над будущим нашей республики».

- Есть и некоторые нормы нашей Конституции, которые мы готовы, Илдус Саидович, проработать и посмотреть… - Фарид Мухаметшин адресовал прокурору Татарстана Илдусу Нафикову намек на возможность добровольного приведения Основного закона Татарстана в соответствие будущей реальности, т.е. жизни без договора…

Ни Рустам Минниханов, ни Минтимер Шаймиев не произнесли по волнующей теме ни слова. Более того, последний, обычно охотно раздающий комментарии на любые темы в перерывах заседаний парламента, сегодня воспользовался другим выходом из зала, чтобы уклониться от вопросов. Очевидно, конец эксклюзивных отношений с Московским Кремлем не та тема, о которой руководителям Татарстана хочется говорить.


За то, чтобы направить обращение Владимиру Путину, единогласно проголосовали 83 депутата. Интересно, куда делся при закрытых дверях тот один, который воздержался при голосовании о внесении этого вопроса в повестку? Уж не уничтожили ли его коллеги своим депутатским презрением?

«НЕ ЗНАЮ, ОТКУДА Я ЗНАЮ!»

На пресс-конференции по окончании сессии Фариду Мухаметшину пришлось, естественно, отвечать на вопросы по поводу обращения. Но сказать он смог не много. Сообщил, что, по его мнению, «мы получим ответ от президента РФ», но какой именно – предполагать не стал. Повторил, что отсутствие договора породило бы «правовую коллизию», а на вопрос, в чем она заключается, раздраженно напомнил:

- Согласно статье 123 Конституции Татарстана, первая ее статья («Республика Татарстан – демократическое правовое государство, объединенное с Российской Федерацией Конституцией Российской Федерации, Конституцией Республики Татарстан и Договором Российской Федерации и Республики Татарстан «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан».- «ВК») не может меняться парламентом. Только референдумом!

Но, между прочим, и существование этой 1-й статьи Конституции РТ в ее нынешнем виде – та еще юридическая загадка! Ведь упоминаемый в ней договор, судя по его названию, вовсе не действующий пока акт 2007 года (этот называется иначе: «Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан» - разница заметная), а первый договор, подписанный в феврале 1994-го и давно прекративший свое действие… 

На прямой вопрос, возможно ли, по его мнению, что федеральный центр в оставшийся месяц все-таки продлит действие договора, Фарид Мухаметшин устало признался:

- Не знаю, откуда я знаю!.. Будет он продлен, не будет – что я буду фантазировать перед вами!

Таким образом сегодня Татарстан продемонстрировал федеральному центру, что согласен на отступной «выкуп»: титул «президент» и комиссия с невнятными полномочиями взамен договора. Но по-прежнему неизвестно, будет ли этот отступной предложен: сочтет ли Московский Кремль, что в нынешней ситуации Татарстану стоит дать хотя бы утешительный приз…