"Татары амбициозны, да"

Айсылу КАДЫРОВА
"Татары амбициозны, да"

Сегодня Камаловский театр - единственный не только среди казанских, но и среди национальных театров России, труппа которого может на протяжении недели давать аншлаговые спектакли в Москве. К такому выводу пришли столичные театральные критики по окончании январских гастролей Камаловского на сцене Малого театра.

Это поразительный факт: в Москве, по последним подсчетам экспертов культурного портала OpenSpace.ru, одних только драматических театров - 84. Выбор у публики преогромный. С обсуждения феноменального успеха татарских актеров в столице мы начали беседу с главным режиссером Камаловской труппы Фаритом Бикчантаевым.

- В Москве официально зарегистрировано более 250 тысяч татар. Именно они и ходят на ваши спектакли в столице?

- Не только. Приходят театроведы, критики, педагоги театральных вузов, где учились многие наши актеры. Это одни из самых строгих зрителей. В этот раз приходили и сотрудники французского посольства, так как в нашем гастрольном репертуаре был "Тартюф" Мольера в постановке французского режиссера Николя Струве. Но после "Тартюфа" они уже по собственному желанию посетили и другие наши спектакли. Что касается столичных татар, то они приходят семьями и глотают каждое слово, звучащее со цены. Им очень важно не забыть родной язык, понимаете?

- Получается, я не права, когда думаю, что гастроли камаловцев в Москве - это как гастроли в Казани, допустим, театра из Альметьевска? В смысле, что на спектакли театралы не ломятся - приходят либо знакомые артистов, либо специально приглашенные?

- Для альметьевского театра гастроли на Камаловской сцене - это, пожалуй, как для нас поехать в столицу. А для нас нет разницы - в Москве мы себя показываем или, например, в Уфе: для нас все гастроли - отчетные. Обычно зрители ломятся на спектакли, которые стали событиями в театральном мире, таких никогда не бывает много. Думаю, интерес московской публики к Камаловскому театру базируется на восхищении зрителей нашей труппой. Ведь все отмечают уникальные актерские ансамбли в спектаклях. Ну и, конечно же, качество постановок поддерживает интерес к театру.

- Какую из постановок можно назвать самой востребованной у московской публики?

- Зрители меняются: не только в Москве, но и в родной Казани они стали больше интересоваться серьезными спектаклями. Поэтому, наверное, сильное впечатление на москвичей произвели "Женщины сорок первого" и "Кукольная свадьба". Тепло принимали "Запоздалое лето", "Люстру", "Дитя"... Последний показ "Диляфруз-remake" хорошо прошел.

- Реакция зрителей повлияет на обновление репертуара?

- Планировать обновление репертуара довольно сложно, и я бы не хотел раскрывать всех задумок. Чем выше поднимаешься, тем осторожнее становишься. Ответственности больше, ведь ниже взятой высоты не хочется опускаться.

- Вы вообще о творческих планах не хотите говорить?

- Могу сказать, что планируются гастроли в Самару и Оренбург. А еще мы сейчас готовимся к десятому международному театральному фестивалю тюркских народов "Науруз", проведем его с 30 мая по 5 июня. Программа форума обещает быть очень интересной: уже прислали заявки на участие почти все национальные театры из СНГ. Изъявил желание приехать на "Науруз" и выдающийся режиссер Лев Додин. Труппа петербургского Малого драматического театра - театра Европы, которой он руководит, сыграет в Казани спектакль по пьесе Чехова "Три сестры", это последняя постановка Додина.

- А труппа Малого театра России, который недавно тоже приняли в Союз театров Европы и с которым Камаловский связывает особая дружба, приедет?

- В мае будет проходить заседание совета директоров театров - членов Союза театров Европы. И все они приедут на "Науруз", это инициатива Юрия Соломина, художественного руководителя Малого театра. Кстати, Россию в Союзе европейских театров, а это элитарная ассоциация, сегодня представляют только два коллектива - театр Додина и Малый театр России. Была еще московская "Школа драматического искусства", но ее исключили после того, как этот театр покинул его основатель Анатолий Васильев... То, что театры Европы заинтересованы в сотрудничестве с Камаловским театром, о многом говорит. И это не только российские коллективы. Еще один театр Европы - Театр Пикколо из Милана вышел на нас: хотят приехать на гастроли.

- Выходят ли на вас известные в Европе режиссеры с желанием поставить спектакль в Камаловском театре?

- Ученица Петра Фоменко - китаянка Ма Чжен Хун на нас вышла. Узнав, что есть татарский перевод Карима Тинчурина "Принцессы Турандот" Карло Гоцци, она захотела поставить эту сказку с камаловской труппой. Уверен, это будет интересно. В театральном мире Ма Чжен Хун известна как режиссер знаменитого спектакля "Мастерской Петра Фоменко" - "Волки и овцы" по пьесе Островского.

- Вы один из немногих в Казани режиссеров, если не единственный, который не только не боится, но и заинтересован в творческой конкуренции. Поддержали режиссерскую лабораторию "Выход-68", придумали фестиваль молодой режиссуры "Ремесло"...

- Просто мне интересно, когда театральная жизнь в городе начинает бурлить. Вот Эдуард Бояков, художественный руководитель московского театра "Практика", хочет провести у нас фестиваль современной пьесы "Новая драма". Я поддерживаю эту идею. Это ведь очень хорошо, когда Казань включается в театральный процесс. К сожалению, у нас пока мало зрителей, которые интересуются театральной жизнью как процессом. И театров в Казани, я считаю, крайне мало. Чтобы не выключаться из общероссийского театрального процесса, чтобы и у нас были серьезные открытия, спектакли-события, нужны новые сценические площадки, конкуренция нужна. Поэтому я поддерживаю инициативы молодых режиссеров, Театр на Булаке активно поддерживаю.

- Но при этом на свой режиссерский курс в университете культуры и искусств вы приняли в прошлом году только одного студента.

- Поступало пятеро: дипломированный актер и известный татарский драматург Ильгиз Зайниев и девушки. Девушек я не принял, потому что так и не понял, зачем им профессия режиссера.

- А я не понимаю, зачем еще одна профессия - режиссера - актеру и успешному драматургу Зайниеву. Амбиции?

- Татары амбициозны, да. Но Ильгиз - уникальный в своем роде человек. Он постоянно образовывается, читает ну просто как проклятый. Молодой, свободный, он открыт всему новому. Я не знаю, что из него в итоге получится. И не удивлюсь, если в какой-то момент он захочет снимать кино, например.

- А вы кино снять не хотите?

- Нет, у меня другая профессия. Снимать кино должны режиссеры кино, и этому надо учиться. Когда мне предлагают снять фильм, я удивляюсь: "Может, мне еще дом построить? Я же не архитектор!". Я не понимаю, когда дилетанты за дело берутся...

Фото Александра ГЕРАСИМОВА.