Тимур Бекмамбетов признался казанцам, что больше не хочет в космос

Айя СУЛТАНОВА
Тимур Бекмамбетов признался казанцам, что больше не хочет в космос

Вчера в казанском кинотеатре «Киномакс. Тандем» продюсер Тимур Бекмамбетов представлял новый художественный фильм режиссера Дмитрия Киселева «Время первых». В основе картины - реальные события о первом в истории выходе человека в открытый космос, который в марте 1965 года совершил Алексей Леонов с корабля «Восход-2». Летчик-космонавт Леонов стал главным консультантом этого фильма, смотреть который без нарастающего чувства тревоги, наверное, невозможно.

ОН МОЛЧАЛ 50 ЛЕТ И РАССКАЗЫВАЛ ШЕСТЬ ЧАСОВ

- Еще никто и никогда не снимал в России большое кино про космические приключения, - говорил Тимур Бекмамбетов. - Самое интересное, что сюжет «Времени первых», в отличие от сюжета знаменитой и всеми любимой «Гравитации» Альфонсо Куарона, не выдумка сценаристов, а реальная история, рассказанная живым человеком. Этот человек - космонавт Алексей Леонов. Он 50 лет не имел права рассказывать эту историю. Она поразительная, впервые я услышал о ней от Евгения Миронова: «Леонов такое рассказывает! Пойдем, послушаешь!»
Алексей Архипович Леонов в течение шести часов рассказывал нам, что на самом деле происходило в те далекие мартовские дни с ним и его напарником Павлом Беляевым. Я сразу понял, что у меня на диктофоне - готовый сценарий. И все, что нам нужно, - экранизировать его.

Итак, шестидесятые годы ХХ века. Разгар холодной войны. Две супердержавы - СССР и США - бьются за первенство в космической гонке. Советский Союз пока лидирует и на очереди - новая сенсация: выход человека в открытый космос. За две недели до намеченного старта взрывается тестовый корабль, однако времени на выявление причин нет: нельзя оказаться вторыми, это приказ Брежнева. Опытные летчики Павел Беляев и Алексей Леонов готовы стать первыми, но никто не мог даже предположить, с чем им предстояло столкнуться в полете: все, что только можно, шло не так.

МОЖНО БЫЛО УМЕРЕТЬ НЕ ОДИН РАЗ

За два дня полета на борту корабля «Восход-2» произошло семь нештатных ситуаций. По словам Леонова, четыре из них - смертельно опасные. Уже на восьмой минуте в открытом космосе он почувствовал, что скафандр от давления раздуло. Чтобы вернуться в корабль, космонавту пришлось руками в несгибающихся перчатках смотать пятиметровый фал, а потом, не советуясь с руководством на Земле, на свой страх и риск стравить давление в скафандре, чтобы тот сдулся: иначе в шлюз было не войти.

Беляеву тоже пришлось несладко: из-за отказа автоматики ему - впервые в истории космонавтики - пришлось посадить корабль в ручном режиме. «Восход-2» приземлился в заснеженной тайге в 200 километрах от Перми. Связи не было, космонавтов не могли найти двое суток...

История Леонова и Беляева, которых в нашем фильме сыграли Евгений Миронов и Константин Хабенский, это для меня история про успех. На историях про успех построено американское кино: вот жил-был простой человек, потом на его долю выпали испытания, он их все преодолел и победил. Для меня возможность рассказать историю успеха, случившуюся в нашей стране, - большая удача. Мне важно, чтобы фильм объединил зрителей и героев картины, которые в течение полутора часов напряженного экранного времени пытаются выжить. Чтобы зрители вместе с героями фильма почувствовали себя победителями...

МИРОНОВ, ХАБЕНСКИЙ И НЕВЕСОМОСТЬ

Евгений Миронов и Константин Хабенский больше года готовились к съемкам «Времени первых». И очень серьезно: прошли полный курс тренировок в фитнес-клубе, созданный на основе программы предполетной подготовки космонавтов. От них на съемках требовалась безупречная физическая форма: им, к примеру, приходилось надолго «зависать» на тросах в тяжелых 30-килограммовых скафандрах. Почти все трюки Миронов и Хабенский выполняли на съемках самостоятельно, привлекая каскадеров только для репетиций и технических дублей. А чтобы сцены в невесомости смотрелись максимально эффектно, были созданы цифровые «дублеры» Миронова и Хабенского - актеров «отсканировали» на круговой установке из 80 фотоаппаратов...

Для съемок картины использовались декорации, воссозданные с документальной точностью. Вы увидите устройство первых космических кораблей, центр управления полетами 1960-х годов, то, как жили и тренировались первые космонавты. Специально для имитации невесомости в кадре была разработана система кранов и подъемников, а для сцен выхода Леонова в открытый космос - система дополненной реальности...

Когда мы показали фильм Леонову и спросили, так ли оно все было на самом деле, он ответил: «Да, но я не ожидал, что это, оказывается, было очень страшно. Тогда я не сильно задумывался об опасности».

Конечно, видел он и черновые варианты. У нас была сцена, в которой Сергей Павлович Королев падал в обморок. Леонов ее запретил: «Королев не может упасть в обморок!» Я-то сам считаю, что очень даже может. Но в нашей стране и в нашем фильме - нет, не может...

О КОСМОСЕ НЕ МЕЧТАЮ

С режиссером Дмитрием Киселевым я работаю уже давно. Он отвечал за экшен-сцены для «Особо опасного», помимо этого - снимал «Лондонград», «Елки», «Черную молнию»...

Бюджет «Времени первых» - около 500 миллионов рублей. Для России это очень большие деньги, а для американского фильма-катастрофы - очень маленькие. В прокат он выйдет не только в нашей стране, еще - в Китае. Но для зарубежного зрителя мы сделаем другую версию фильма — сокращенную.

Манит ли меня самого космос? В детстве манил, а сейчас - нет. Не мечтаю! Потому что может развиться клаустрофобия. Я видел, как снимались Хабенский и Миронов в сценах «В корабле», приближенных к реальности: сидели в тесной двухместной капсуле плечом к плечу, с коленками у подбородка. Там даже камере места не было - мы прорезали дольку в капсуле...

Фото Александра ГЕРАСИМОВА