То, что было лесом, считайте нынче полем

Айгуль ШАРАФИЕВА
Рисунок с caricatura.ru.

Новое поветрие в нашей республике - выдавать кажущееся за действительное. Например, население нынешних городских окраин Куземетьево, Ноксинский спуск и Петровский утверждает, что у них растет лес и его нельзя рубить и застраивать. А на самом деле в этих поселках имеет место только кажущееся существование кажущихся лесов. Так считают чиновники.

Депутат Казанской гордумы по Ломжинскому избирательному округу Александр Поливин, например, так и разъяснил своим избирателям с Ноксинского спуска, что "это не лес, это поросль, которая образовалась". И даже углубил, где мог, свою мысль на народном сходе:

- Ну, ветер дует или что-то (мало ли, чем еще могло "надуть" в Ноксинский спуск так называемый "лес" - это же принципиально. - А.Ш.). Поэтому в таком виде... Это сейчас они говорят там. А если бы вы туда пошли, посмотрели, что там творится чуть глубже. Там просто дикий ужас.

Ну у нас много где творится "просто дикий ужас", особенно если посмотреть чуть глубже, как справедливо заметил депутат. Но ведь население может внезапно спросить: а почему это борьбу с ужасами казанские чиновники решили начать именно с лесов, где население завело привычку отдыхать от означенных ужасов?
- "Потому что спасение леса - это тоже только видимость. На самом деле некоторые элементы таким образом хотят спасти свой досуг", - вот так заявил на суде один из наших оппонентов, когда мы пытались спасти лес, - сказала мне представитель регионального отделения Социально-экологического союза Неля Биктимирова. - Вообще когда чиновники хотят вырубить где-нибудь лес, они почему-то всегда начинают с одного и того же: говорят, что там насилуют девушек, пьют водку и водят проституток. На Ноксинском спуске людям даже сказали: "Это не лес, а притон".

На одном из слушаний, вспоминает Биктимирова, какая-то молодая мама даже не выдержала и сказала: "Я каждый день хожу гулять с ребенком в этот лес и не вижу алкоголиков. Видимо, потому, что я не пью. И, возможно, девушек легкого поведения видят там те, кто их туда возит".

В общем, не готово еще наше население с благодарностью принять операцию по изъятию у него "кажущегося" леса. Поэтому борьбу за обладание этими "притонами" городским чиновникам все еще приходится вести в суде. Вот куземетьевские жители, например, недавно потребовали в суде экспертизы,  чтобы доказать, что их лес - это лес, а не поросль, дикий ужас или притон какой-нибудь. Чиновники, разумеется, от экспертизы отказались. Им же и так, безо всяких экспертиз, видно, что в Куземетьево никакого леса нет. Он был лесом по документам Казанского совета народных депутатов в 1997 году. И в 2004 году еще значился лесом. А в 2007-м этот лес внезапно самоликвидировался и превратился в сельхозугодья. То есть теперь его надо считать полем.

- Когда-то Куземетьевский лес действительно был частью сельхозпредприятия, - рассказала мне по телефону деревенская активистка Лариса Шарафутдинова, - и за нашим лесом сейчас все еще есть поле. Но за него-то чиновники почему-то не борются. Они хотят получить именно то "поле", которое нам "кажется" лесом. Мы звонили в городской комитет благоустройства. Там переспросили: "Вам нужно лес вырубить?". Мы ответили: нет, наоборот, мы хотим спасти его. Они сказали: "Мы выезжаем, только когда надо что-нибудь вырубить".

То есть в принципе комитет готов выполнять требования относительно благоустройства, и население может быть спокойно. Просто нужно, чтобы оно не путало кажущееся с действительным.

В целях прояснения собственного сознания я выехала посмотреть на куземетьевское "поле", ставшее полем битвы чиновников с представителями общественности. И обнаружил там много деревьев. Так много, что за ними ничего не было видать.

- С виду это лес в несколько гектаров, а что он представляет собой на самом деле? - спросила я у Ларисы Шарафутдиновой, встретившей меня в деревне.
- У нас есть экологический паспорт, что это лес, - отрапортовала женщина.
- А что думает по поводу этого леса государство?
- Что это Р-3. А тот кусок, который поближе к воде, на берегу, площадью 9710 кв. метров - это Ж-2.
- То есть?
- То есть не лес, а земля, на которой разрешено малоэтажное строительство. В газете уже есть объявление, что она продается участками по 15 соток. Каждая сотка стоит один миллион рублей.
- Ну вот видите, стало быть, ваш Куземетьевский лес действительно никакой не лес, а бонус. Знак качества на товаре под названием "земля".

...В Петровском население тоже утверждает, что их лес - это лес, и даже предъявляет документ, подтверждающий этот неоспоримый, на их взгляд, факт. На самом же деле городские власти давно уже разобрались и поняли, что раз лес отошел городу, то автоматически стал землей. Обычной городской землей. И хоть ты на ней строй, хоть в аренду сдавай. В общем, действительно не лес, а просто дикий ужас.