«Только человек умер, а они уже хотят улицу его именем назвать»: составители списка захоронений известных казанцев опасаются давления их родственников

Наталия ВАСИЛЬЕВА
«Только человек умер, а они уже хотят улицу его именем назвать»: составители списка захоронений известных казанцев опасаются давления их родственников

Десять могил известных в Татарстане личностей, чей прах покоится на старейших казанских кладбищах — Арском и Ново-Татарском, получат статус объектов культурного наследия и будут охраняться государством. Среди возможных кандидатов в могилы-памятники - захоронения легендарного летчика Михаила Девятаева, дирижера Степана Смоленского, режиссера Марселя Салимжанова… Список краеведы и хранители старины планируют обсудить 18 января. И уже готовятся к натиску лобби «великих» усопших в лице их родственников.

Жуткий погром на Ново-Татарском кладбище, совершенный осенью 2016 года, похоже, пробудил у властей любовь к отеческим гробам. В январе 2017 года вопрос сохранения старых некрополей обсудили с краеведами и членами Татарстанского регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ТРО ВООПИиК) на совещании в аппарате президента РТ. Общественники били в колокола: захоронения людей, оставивших след в истории, находятся в плачевном состоянии. Было предложено составить реестр захоронений известных людей. Президент Татарстана инициативу поддержал и дал соответствующие поручения правительству и Академии наук РТ.

Головной организацией был определен Институт истории им. Марджани, при котором создали две рабочие группы: одна, во главе с заведующим институтским отделом историко-культурного наследия народов РТ Айдаром Ногмановым, занялась исследованием татарских кладбищ в Казани, другая, во главе с куратором общественного движения «Казанские некрополи» Любовью Агеевой, - Арским кладбищем.

Сегодня обе группы (каждая составила свой реестр захоронений выдающихся ученых, врачей, писателей, художников, политиков…) поделились предварительными итогами кладбищенской ревизии. За полгода специалистами и волонтерами были изучены и сфотографированы тысячи могил, из них к историческим эксперты причисляют примерно по 500 захоронений на Ново-Татарском и Арском кладбищах.

- К историческим мы относим могилы личностей уровня Татарской энциклопедии, - пояснил Айдар Ногманов. - Честно говоря, я сначала думал, что за десять дней все кладбище пройдем. А затянулось на два месяца, сделано более 20 тысяч фотографий, приходилось возвращаться, сверять детали. Нашими главными орудиями стали лом и лопата, потому что многие надгробные памятники упали, заросли травой. В стадии описания сейчас более 1600 надгробных памятников. Огромное количество времени занимает сверка добытой нами информации с архивными сведениями и уже существующими мартирологами. Многие могилы утеряны, но мы точно знаем, что прах людей, чьи имена сохранились в исторических источниках, там лежит. Нам предстоит еще разобраться с людьми, так скажем, второго и третьего эшелона, которые также  сыграли в свое время заметную роль, например соратниками Габдуллы Тукая. Счет идет на сотни.

Огорчает исследователей, отметил Ногманов, «национальная татарская тяга к красивости и показушности», когда старые памятники заменяют новыми.
- Как-то на кладбище подошел к нам молодой человек со словами, что его прадед был другом Фатиха Амирхана. Попросил перевести арабскую надпись на камне, лежащем на могиле его предка. Мы перевели и попросили сохранить старые камни, не выбрасывать. Проходит время, приезжаем, смотрим - на могиле лежит новая гранитная плита, а старых камней с вязью нет.

Кстати, по этой причине — сохранение аутентичности надгробий — группа, работавшая на Арском кладбище, решила не трогать более чем скромные и находящиеся к тому же в плохом состоянии памятники профессуре, эвакуированной в Казань в годы Великой Отечественной войны.

- Какие памятники могли соорудить этим людям в военное время? Простенькие... Но эти памятники — эпоха. Или взять, к примеру, памятник Александру Баратынскому (депутату Госдумы от Казанской губернии. - «ВК»), расстрелянному большевиками в 1918 году: он же сварен из труб! Но это часть нашей истории, - отметила Любовь Агеева. По ее словам,  по итогам исследования будут изданы книги с подробнейшими описаниям захоронений выдающихся личностей, а также туристические путеводители по Ново-Татарскому и Арскому кладбищам. Спрос на них высокий.

- В Казани часто проводятся научные конференции. Гости сразу просят: хотим на могилы Лобачевского, Арбузова, Покровского… У нас востребован научный туризм, - убеждена заместитель председателя ТРО ВООПИиК Фарида Забирова.

Но казанские власти этот интерес много лет игнорируют, считает историк-краевед и известный экскурсовод по Арскому кладбищу Анатолий Елдашев.
- Я неоднократно разговаривал с мэром Ильсуром Метшиным об организации туристических троп по Арскому некрополю, как это сделано на Ваганьковском кладбище в Москве, Смоленском в Санкт-Петербурге, но пока все глухо, - посетовал в разговоре с корреспондентом «Вечерней Казани» Анатолий Елдашев.

Исследования казанских кладбищ продолжатся. В ближайших планах членов общества охраны памятников — расширить перечень могил, отнесенных к объектам культурного наследия (с 1968 года этот список, в котором 38 могил, не обновлялся. - «ВК»).

- На Арском и Ново-Татарском кладбищах статус памятников могут получить по пять могил. Чьи конкретно захоронения попадут под охрану и на каком уровне — федеральном, республиканском или муниципальном — пока обсуждается, - сообщила Фарида Забирова. - Список составим на заседании совета в январе. Нам важно отработать критерии отбора, пока мы взяли критерии института энциклопедии. Конечно, это общенародное дело, которое нельзя решить узким кругом. Хотя, понятно, есть опасность вмешательства родственников усопших. Только их член семьи умер, а они уже хотят улицу его именем назвать, парк! Мы постараемся работать объективно.

Фото автора