У челнинского велогонщика украли олимпийскую мечту

Сергей КОЗИН
Фото v-chelny.ru

Челнинский велогонщик Ильнур Закарин пережил спортивную трагедию. Отстраненный МОК от участия в Олимпиаде в Рио-де-Жанейро как спортсмен с «допинговой историей», 5 августа он был восстановлен в правах CAS (Спортивным арбитражным судом), посчитавшим, что нельзя наказывать дважды за один проступок. Увы, известие пришло слишком поздно, Закарин уже не успевал прилететь на гонку в Рио... Ильнур успокоился тем, что нынешняя Олимпиада в его жизни не последняя.

- Обидно было, конечно. Вчера вот смотрел гонку, переживал за наших ребят, - рассказал Закарин корреспонденту «Вечерней Казани». - Но сам уже успокоился, теперь готовлюсь к стартам, которые предстоят в этом году, - гонка в Германии и две в Канаде.

- Что произошло с вашим заявлением в Спортивный арбитражный суд, которое вы сначала подали, а потом забрали?

- Подал заявление через моих адвокатов, но потом пришлось забрать...

- Почему? Кто или что на вас повлияло?

- Думаю, это не столь важно, почему так получилось... Я, если честно, просто не знаю, что по этому поводу говорить. После всего случившегося отключил все телефоны и спокойно отдыхаю с семьей. У меня недавно родилась дочка, ей чуть больше месяца. Весь отпуск проведу в Челнах, так как с дочкой тяжело куда-то лететь.

- В мае вы сломали ключицу на одном из этапов гонки «Джиро д'Италия», но в июле уже выиграли этап «Тур де Франс». Форсировали процесс восстановления ради участия в Олимпиаде?

- Да, все было ради подготовки к Играм. Все делал максимально быстро, как только мог. После операции на ключице со сломанной лопаткой едва пришел в себя, было очень тяжело.

- Говорите, смотрели гонку на Олимпиаде. Себя представляли там? Как бы все развивалось?

- Паша Кочетков и Сергей Чернецкий помогали бы мне во время гонки, а на финише я показал бы все что мог.

- Ваш тренер Гумар Нуруллин наверняка тоже переживал по поводу случившегося?

- Да, он до последнего верил, что я смогу полететь в Рио...

- Когда вы узнали, что CAS все-таки допустил вас до участия в Олимпиаде, не было желания рвануть в аэропорт?

- Я 28 июля полетел в Испанию, у меня там 30-го был старт. В Рио я должен был лететь оттуда. Но на тот момент было известно, что я не допущен к Играм. А 5 августа сказали, что меня допустили. Но было уже поздно. После длинного перелета я не был готов выйти на старт.

- Считаете, что с вами поступили несправедливо?

- Конечно. Крайне несправедливо! Жаль, что поздно это поняли. Если бы чуть-чуть пораньше... Вот Ефимова участвует, но не знаю, как она все это вынесла, как себя сегодня чувствует. Обязательно буду за нее болеть!

- Вам 26 лет, еще собираетесь участвовать в Олимпиаде?

- У нас и в 40 участвуют. Так что еще парочку собираюсь захватить... Если, конечно, в форме буду.