Ученые — о строительстве мусоросжигательного завода в Казани: «Нельзя же построить на весь город один большой сортир!»

Татьяна ЯНЬКОВА
Ученые — о строительстве мусоросжигательного завода в Казани: «Нельзя же построить на весь город один большой сортир!»

Нужен или не нужен Казани мусоросжигательный завод, обсуждали вчера за круглым столом в КФУ чиновники, ученые, журналисты и общественные активисты. К единому мнению, конечно же, не пришли, но после многочасового обсуждения проблемы чаша весов явно склонилась в пользу термической обработки отходов.

Как известно, неравнодушная общественность не устает подавать сигналы SOS, пытаясь воспрепятствовать планам властей построить в Казани мусоросжигательный завод — один из пяти, которые должны появиться в рамках федерального проекта «Чистая страна» в ближайшее время. Свое решительное нет активисты как можно громче пытаются сказать именно сейчас: ведь после того, как в конце июня будет окончательно определен инвестор казанского проекта (главным претендентом на эту роль является  компания «РТ-Инвест» - дочка госкорпорации «Ростех»), повлиять на ход событий будет уже невозможно. Аргументов у противников мусоросжигательного завода два — это ядовитые выбросы в атмосферу при сжигании мусора и высокотоксичная  зола, образующаяся в результате сгорания отходов. Кому, согласитесь, нужна под боком миниатюрная Хиросима?

В свою очередь власти, ратующие за строительство завода, чуть ли не ежедневно организуют в  Казани разнообразные мероприятия, призванные успокоить население - дескать, не так страшен черт, то есть мусоросжигательный завод, как его малюют. Круглый стол в КФУ стал очередным звеном в цепочке разъяснительных бесед.

Прежде чем приступить к обсуждению проблемы, всех участников «стола» вывезли... на свалку. Вернее, даже на две: современный полигон захоронения твердых бытовых отходов «Восточный» и старую Самосыровскую, которая сейчас находится в стадии рекультивации.

«Восточный» оказался местом приятным настолько, насколько может быть приятным место складирования отходов: асфальтированные дорожки, компьютерная система, следящая за мусоровозами, шлагбаумы...

Чтобы исключить проникновение в почву сочащейся из бытовых отходов жидкости, «дно» полигона застелено высокопрочной эластичной пленкой. Как только высота навала достигает 2,5 м, его пересыпают грунтом. Предполагается, что места на «Восточном» для казанского мусора хватит на 15 лет. Потом полигон закроют, рекультивируют, и на его месте можно будет даже что-нибудь построить.

Самосыровская свалка, конечно, представляет собой зрелище более эпическое: «эвересты» мусора, размокшие дороги, страшная вонь, неприветливые аборигены и веселые собаки, которые несказанно обрадовались появлению нежданных гостей.

Проникшись духом, в самом прямом смысле этого слова, мусорной свалки, участники круглого стола отправились в университет, чтобы в более приятной обстановке поделиться своими соображениями о том, что же делать со всем этим мусором, который мегаполис Казань производит каждый день в невероятных количествах. 

Модератором круглого стола выступила директор института экологии и природопользования КФУ Светлана Селивановская, представившая весьма пространный доклад, суть которого сводилась к следующему: мусор — это не мусор, а весьма ценный ресурс, который, к сожалению, в современной России мало используется.

- Молодежь-то, наверное, не помнит, но мы-то помним, как раньше сдавали макулатуру, чтобы получить талончик на книги, - с ностальгическими нотками в голосе  вспомнила Селивановская советские времена. - А молочные бутылки, которые мы сдавали в магазин?..

По поводу мусоросжигания модератор сообщила, что эта технология утилизации отходов очень дорогостоящая, причем почти половина затрат уходит на то, чтобы организовать систему очистки тех самых высокотоксичных газов, которые вырабатываются при сжигании мусора.

- Одна сортировка — это мало, только термическая обработка — тоже мало, - дипломатично сказала Селивановская. - Да, завод имеет место быть, но только как часть цикла по переработке отходов.

Более решительно высказался профессор КНИТУ-КХТИ Алексей Махоткин, который сначала расшифровал слова Селивановской о «половине затрат на очистку газов», сказав, что эти деньги сопоставимы с годовым содержанием всех казанских студентов, а потом рубанул: «Без мусоросжигательного завода в Казани жить нельзя!», правда с оговоркой, что строить завод столь огромной мощности тоже нельзя.

- Чтобы 630 тысяч тонн сжечь в одной точке? Это четыре вагона в час, вы представляете, какой это будет костер? Зачем? Во всех зарубежных странах строят заводы в 10 - 20 раз меньше. У нас у всех в квартире есть туалет, без этого никуда, но нельзя же построить на весь город один большой сортир! - эмоционально резюмировал профессор. - А то, что в итоге образуются токсичные газы... Есть способы уничтожения даже химического оружия! Поэтому не надо пугаться, не надо население дразнить, что кто-то умрет и погибнет. Все это не так. Просто нельзя строить такое огромное производство в одной точке, чтобы потом нюхать его на всю катушку.

В целом за строительство завода выступил и доцент института экологии и природопользования КФУ Олег Никитин, который сказал, что во многих странах мира, согласно статистике ООН, сжигают не только весь свой мусор, но и завозной, чтобы заработать на этом. В Европе, по словам Никитина, вообще очень легко относятся к мусоросжигательным заводам, строят их чуть ли не в центре городов, так что и казанцам, при должном, естественно, уровне технологии, бояться особо нечего. Ведь проект, прежде чем будет реализован, сначала должен будет пройти многоуровневую государственную, в том числе экологическую, экспертизу плюс общественные слушания.

Правда, эти доводы не убедили активиста общественного движения «Против мусоросжигательного завода в Казани. За раздельный сбор отходов» Антона Голубкова, который попытался узнать, существует ли статистика заболеваемости людей, которые живут в непосредственной близости от таких заводов, и ведется ли мониторинг состояния воздуха, воды и почвы в этих местах. Но Голубкова как-то быстро окоротили, сказав, что все, что нужно, мониторится постоянно.

Фото Александра ГЕРАСИМОВА