Усадьба Боратынских в Казани расцвела

Ольга ЮХНОВСКАЯ
Усадьба Боратынских в Казани расцвела

В казанском Музее Е.А. Боратынского с нуля восстанавливают сад, благоухавший в дворянском гнезде 100 лет назад. Цветник создан музейщиками и волонтерами на собственные средства без какого-либо участия горводзеленхоза. Корреспондент «Вечерней Казани» заглянула в усадьбу, застав со шлангами в руках директора и научных сотрудников музея.

Три ароматные экскурсии «Цветущая Боратынка» состоятся здесь 30 августа. Посетителям расскажут не столько о судьбе бывших владельцев усадьбы, сколько о судьбе самого дома и сада. Гостей впервые пригласят на чайную церемонию в «секретной комнате» - буфетной в служебной части музея. А в каморке, называемой «чемоданной комнатой», пройдет мини-выставка «Гости съезжались на дачу». Среди экспонатов, пополнивших музей в 2017 году, - доставленные из США подлинники рукописей Ольги Ильиной-Боратынской, диванчик и вазы в виде Эйфелевой башни от проживающей во Франции семьи потомков Казем-Беков и другие дары, переданные музею представителями казанской интеллигенции. Например, цветастая банка из-под монпансье начала ХХ века, театральные сумочка и шляпка сюда попали из дома поэтессы Наили Ахуновой…

До известных событий 1917 года и последующих за ними социальных катаклизмов сад в казанской усадьбе Боратынских был в два раза больше и располагался между домом №30 по улице Муштари (некогда доходный дом Боратынских) и барской усадьбой на улице Горького (бывшая Большая Лецкая). Часть территории бывшего сада сейчас занимает новодел с вытоптанным двором. Зато за музейным забором происходят чудеса.

- Какая же городская усадьба без сада? Сразу после окончания ее реставрации в 2015 году мы и задумали этот сад, но средств не хватило - нам досталась пустая площадка с клочками газонной травы, - рассказала корреспонденту «Вечерней Казани» директор музея-усадьбы Е.А. Боратынского Ирина Завьялова - Инициатор воскрешения сада - казанский врач Марина Подольская, которая знаменита тем, что создает сады возле храмов. Вы наверняка видели великолепные цветники в Раифском монастыре и возле Варваринской церкви. Начали мы в прошлом году буквально на камнях: ткнешь в почву лопатой - сплошь обломки кирпичей, хлам вековой. Потом завезли два «КамАЗа» земли, начали планировать посадки. Много сортовых растений принесла сама Марина Алексеевна, без нее и ее друзей дело вряд ли пошло так быстро. Даже не берусь подсчитать, во сколько обошлась эта благотворительность. Все исключительно по велению души происходило, никаких договоров с горводзеленхозом не заключали, потому-то наш сад и не похож на городские парки.

В основном в саду появились те же растения, что радовали до революции прежних хозяев усадьбы. Хотя фотографии столетней давности не сохранились, сад достаточно подробно описан в мемуарных записях Ксении Боратынской, в книгах Ольги Ильиной-Боратынской.

- Мы выписали сорта, которые упоминаются в дневниках и мемуарах: пионы, флоксы, настурции, розы, амариллисы, ирисы, гортензии и другие, а также 10 видов деревьев и кустарников, - рассказала старший научный сотрудник музея Елена Скворцова. - Вообще, Боратынские подписывались на самые передовые журналы по садоводству того времени, все новинки тут же появлялись в их саду. Например, вошедший в моду в конце 1880-х душистый табак. Полагаю, что и петунии могли здесь расти, ведь этот декоративный цветок стал популярен в Европе еще во времена Пушкина. Выбирая растения для современного цветника, мы пустили сюда и экзоты. Например, гальтония - детище нашего времени. Но наверняка Боратынские захотели бы их видеть в своем цветнике.

Музейщики также вдохновлялись и садом в имении Боратынских в Шушарах - благо его тенистые аллеи и роскошные клумбы запечатлены в фотоальбоме, который представлен в экспозиции...

Дочь последнего владельца усадьбы, предводителя Казанского дворянства Александра Николаевича Боратынского (расстрелян в 1918-м) Ольга Ильина-Боратынская, автор книг «Канун восьмого дня» и «Белый путь», сравнивала дом на улице Большой Лецкой с земной осью. У нее есть такие строки: «…как хорошо вернуться домой, где все такое родное и знакомое. Пусть даже и после смерти».

- Мы все уверены, что дух Боратынских обитает в доме, - считает Елена Скворцова. - Даже в годы запустения, когда усадьба семь лет стояла заброшенной, пустой дом дышал, не умирал! А вот увидите, как здорово будет, когда на остатках фундамента бывшей «людской» мы построим летнюю террасу!

Фото автора.