В целях борьбы с коррупцией в мэрии Казани - усилить борьбу с разводами

Марина ЮДКЕВИЧ
В целях борьбы с коррупцией в мэрии Казани - усилить борьбу с разводами

Остроумный способ выяснить, как чувствует себя в Казани коррупция, нашли депутаты Госсовета РТ. Во вторник на заседании Комитета  ГС РТ по законодательству и правопорядку, где на примере столицы и трех районов Татарстана рассматривался ход реализации Закона РТ "О противодействии коррупции", зампред комитета Рафил Нугуманов объяснил: если в прежние годы по этому вопросу заслушивали отчеты правоохранительных органов, которые приводили выразительные примеры этого вида преступлений (а иногда и наказаний за них), то нынче для разнообразия решили ограничиться докладами самих муниципальных властей о том, как они дошли до жизни такой, при которой эта зараза задушена в принципе.

Еще в советское время в "Принципе" у нас было все (под таким названием в старом анекдоте фигурировал магазин для номенклатуры). Славную традицию продолжает современная мэрия Казани, судя по докладу 1-го замруководителя исполкома Рустама Нигматуллина. В столице созданы все условия для прозрачного муниципального заказа, законного распоряжения народным имуществом (делай этот доклад представитель прокуратуры, он мог бы упомянуть о скандале 2013 года с выделением властями Казани участков под застройку в Петровском лесу особо заслуженным гражданам, начиная с экс-вице-мэра Иршата Минкина… Но представитель прокуратуры хоть и присутствовал по обыкновению на заседании, благоразумно безмолвствовал)… Ну и так далее, вплоть до организации книжной выставки "Надо жить честно!" для самых маленьких и самых доверчивых казанцев.

Самый впечатляющий успех властей Казани в борьбе с коррупцией на бумаге отметил Рафил Нугуманов: в действующих нормативных актах мэрии не обнаружено, судя по докладу Рустама Нигматуллина, ни единого коррупциогенного фактора. "Или они все так хорошо подготовлены, или им до лампочки", - прокомментировал этот факт г-н Нугуманов, подразумевая под "ими" в первом случае сами нормативные акты мэрии, а во втором - тех, кто их проверяет на коррупциогенность.

Впрочем, есть, конечно, третий правдоподобный вариант - и тоже классический. А именно, что совершенство нормативных антикоррупционных актов компенсируется возможностью их обойти.

Член парламентской фракции КПРФ Альберт Бикмуллин обратил внимание на фрагмент отчета, где говорилось, что в прошлом году девять заседаний комиссии мэрии Казани по соблюдению требований к служебному поведению муниципальных служащих было посвящено предоставлению этими служащими недостоверных данных о своем имуществе, а шесть заседаний - фатальной "невозможности по объективным причинам представить сведения о доходах супруга или супруги".

- Что это за причины? - удивился Альберт Бикмуллин.

Рустам Нигматуллин объяснил, что все дело в безобидных особенностях психологии и частной жизни чиновника. "К примеру, указывает, что в его собственности имеется квартира площадью 28 кв. метров, а на следующий год - 35 кв. метров. Мы проверяем, и выясняется, что он вносил по памяти - и так далее, и так далее". Действительно, стоит представить эти бесконечно малые величины, которыми измеряется чиновничья недвижимость… куда уж там упомнить!

С супругами и вовсе беда. Не секрет, что в отчетный период рядом чиновников овладевает стремление развестись с прежней половиной - весна, что поделаешь. А ведь от бывшего супруга, посетовал 1-й замруководителя исполкома Казани, добиться представления сведений о доставшихся ему доходах и имуществе чрезвычайно трудно. И даже, необходимо добавить, негуманно.

Так что единственное решение этой моральной квадратуры круга - в целях борьбы с коррупцией усилить борьбу за крепость брака чиновников.