В гости к призраку купца Алафузова, или Что такое лофт по-казански

Елена ГОРБУНЧИКОВА
Фото www.facebook.com/loftkazan?fref=ts

Центром культурной жизни Кировского района, который традиционно считается захолустьем Казани, обещает стать дореволюционное здание кожевенной и льноткацкой фабрики купца Алафузова. Каждую пятницу с наступлением темноты на исторических развалинах собирается народ, чтобы побродить по здешнему блошиному рынку, послушать живую музыку, а если повезет — встретить призрак Ивана Алафузова, хозяина мануфактуры... Все это называется модным словом «лофт».

ТАК ЖИЛ ЭНДИ УОРХОЛ

Превращать заброшенные помещения бывших заводов и фабрик в галереи, мастерские и элитные квартиры первыми взялись представители нью-йоркской богемы в 30 - 40-х годах прошлого столетия. Тогда земля в центре делового центра США здорово подорожала, и промышленники потянулись на окраины, побросав здания цехов с огромными площадями, хорошим освещением и высокими потолками. Их стали разбирать, занимать и обустраивать по кусочкам художники, скульпторы, мелкие ремесленники и лавочники. Некоторые, в частности культовый американский художник Энди Уорхол, не только устроили в бывших цехах мастерские, но и поселились там. Первоначально под другие цели переоборудовали только верхние этажи промышленных зданий, отсюда и название — лофт (от англ. loft - чердак). Потом в ход пошли и нижние этажи. Вслед за Америкой волна создания лофтов захлестнула и Европу.

И вот теперь она докатилась до России. Благо (вернее, это, конечно же, совсем не благо) закрытых и заброшенных зданий заводов и фабрик у нас хоть отбавляй. А самый популярный вариант их использования - под склады.



Казанец Андрей Питулов, получивший известность в нулевых как создатель клуба «Станция», решил проявить креатив и открыть лофт «Фабрика Алафузова» на Гладилова. Перед тем как взяться за проект, Питулов побывал в Москве, посмотрел, как его друзья обустраивают лофт на фабрике «Красный Октябрь». Вдохновился...

Корреспондент «ВК» поинтересовалась, что представляет из себя сегодня первый казанский лофт и чем он обещает стать в будущем.

СЕНЕГАЛЬСКИЕ БУСЫ НА ФАБРИКЕ ПОШ

Чтобы попасть на территорию лофта «Фабрика Алафузова», нужно пройти обязательную процедуру фейсконтроля. Здесь он номинальный. Парень в бывшей проходной Казанской фабрики ПОШ (первичной обработки шерсти) собирает по стольнику с каждого посетителя за вход, затем надевает на руку браслет и дает наставления, как не заблудиться в темных закоулках заброшенных цехов.

- Идите все время прямо, потом налево и еще раз налево, - произносит он на автомате.

Точно следуя указаниям секьюрити, иду к намеченной цели. Преодолев очередной поворот, попадаю на огромную площадку под открытым небом. Слева - ряды блошиного рынка, где на лотках выставлены ручной работы браслеты, бусы...



- Не проходите мимо! - на чистом русском обращается ко мне темнокожий мужчина. - Это бусы из Сенегала! Каждая бусина сделана вручную из глины. Вам отдам за двести.

Продавца обступают девушки, которые тут же легко расстаются с тысячей рублей.

- Некоторые по часу не отходят от прилавка, просят обо всем рассказать, показать, - говорит помощница продавца Альбина. - Я вот тут прямо парня с девушкой познакомила. Говорю ему: посмотри, какая красавица! Теперь по пятницам они сюда вместе приходят.

Кроме продавца бус в лофте представляют свои изделия гончары, кулинары, здесь же проходят мастер-классы — к примеру росписи по телу.

Тем временем заканчивают настройку аппаратуры музыканты: живые концерты в пятницу вечером на «Фабрике Алафузова» - уже традиция.

- Надеваем скафандры, наш корабль отправляется в путешествие по Вселенной, - оповещает солистка группы.

Около сцены собирается молодежь, а те, кто предпочитает музыке общение, окружают огромный костер, разожженный поодаль.

- А может, по шашлычку? - слышится в толпе. Кроме шашлыков в меню здешнего кафе печеные овощи на углях, сладкая кукуруза и лепешки из тандыра.

- Попробуйте наши свежеприготовленные вафли с мороженым! Всего 100 рублей, - предлагает мне юная блондинка.

С БОРОДОЙ, КАК У ХОТТАБЫЧА

Отведав местного десерта, решаю прогуляться по мрачному зданию бывшей фабрики ПОШ - стены из красного кирпича, давно потерявшие штукатурку, капающая с потолка вода.

- Страшнее места не видала, - делится впечатлениями девушка, изучая в темноте плакат об этапах отжима шерсти. Среди других экспонатов - древний стоматологический аппарат и разобранное гинекологическое кресло — видимо, из фабричного медпункта.

- Все верно, держитесь этого места подальше, а то Он придет, напугаетесь, - раздается мужской голос. Затем из темноты появляется Хайдар, местный сторож.

- Кто это Он? - интересуемся с опаской.

- Призрак купца Алафузова, - поясняет сторож. - Два года назад, когда тут все стало оживать, он и появился. Весь такой прозрачный, в коротком плаще. И с бородой, как у Хоттабыча. Так-то он не злой, даже наоборот - добрый. Быстро пробежит по лестнице и скроется.

То, что на фабрике, некогда принадлежавшей купцу Алафузова, положительная энергетика, подтверждает и создатель лофта Андрей Питулов.


- Это здание было построено Иваном Алафузовым в 1860 году, - рассказывает Андрей. - Эта фабрика была его первым проектом, с которого он стартовал. И он оказался очень удачным... Тут у меня работает один экстрасенс, так он говорит, что ему отсюда уходить не хочется — такая здесь хорошая атмосфера. А недавно к нам приходила женщина, которая 20 лет проработала на фабрике ПОШ начальником отдела охраны труда. Она утверждает, что за все эти годы здесь не было ни одного несчастного случая и производственных травм. Выходит, это место намолено.

По словам Питулова, в нынешнем состоянии «Фабрику Алафузова» назвать лофтом еще нельзя. Она станет им лишь к лету следующего года, когда завершится реконструкция, или, как выражается автор проекта, ревитализация здания, то есть возвращение его к жизни.

РАЗВЕДКА БОЕМ

Стоимость проекта ревитализации оценивается в 100 млн рублей, но Питулов уверен, что вложения окупятся довольно быстро.

- Это будет место, где будут собираться творческие люди - архитекторы, дизайнеры, художники. Я это называю пространством для творческого созидания. Очень важно, чтобы сюда пришли ремесленники, - считает отец-основатель казанского лофта. - Многие из них уже в возрасте, а для любого мастера важно успеть передать свой опыт.

- Тогда как назвать то, что происходит у вас сейчас? - интересуюсь у Питулова.

- Это называется разведка боем, - поясняет Андрей. - Для того чтобы понять, с какой аудиторий нам предстоит работать, мы летом решили провести ряд мероприятий. Проводили открытие сезона с байкерами, модные показы, выставки местных художников, кинопоказы. За один вечер нашими гостями бывает около 500 человек. Это говорит о том, что такие творческие пространства интересны казанцам.

Через месяц Питулов планирует закрыть пятничные «вечеринки», чтобы вплотную заняться реконструкцией здания. На территорию старенькой фабрики зайдет техника, чтобы дать ей новую жизнь.