В Камаловском театре танцуют вальс мертвецов

Айсылу КАДЫРОВА
В Камаловском театре танцуют вальс мертвецов

Сегодня в Малом зале Камаловского театра - первая премьера сезона. Это спектакль «Килмешэк» («Пришлый») по пьесе Сюмбель Гаффаровой, который поставил главный режиссер Фарид Бикчантаев. Накануне состоялся показ нового спектакля для журналистов, на нем побывали корреспонденты «Вечерней Казани».

Пьесу «Пришлый» Сюмбель Гаффарова писала, когда училась в международной лаборатории для драматургов «Новый текст, новый этап». Его проводила норвежская компания Ibsen International: участников семинара - отобранных по конкурсу восьмерых молодых писателей из разных стран мира - в течение трех лет приглашали на учебные сессии в Пекин, Шанхай и Гуанчжоу. Все это время молодые авторы писали пьесы на тему миграции. На английском языке.

«Я долго думала, каким образом касается лично меня миграция, - рассказывала Сюмбель Гаффарова в интервью «Вечерней Казани» в 2015 году. - И поняла, что на личный опыт опираться не могу: я родилась и живу в Казани. Тогда я подумала, что могла бы написать пьесу про брата своей бабушки - дедушку Накипа: он, фронтовик, пропал без вести во время Великой Отечественной войны. Ничего о нем до сих пор не известно. Я решила написать историю о том, что могло бы произойти с дедушкой Накипом. В основе пьесы - счастливые мечты моей бабушки о том, что ее брат бежал из немецкого лагеря и начал новую жизнь в чужой стране. Я потом уже сама сочинила, что он начал свою новую жизнь в Канаде...»

Специально для Камаловского театра свою англоязычную пьесу «Пришлый» Сюмбель Гаффарова перевела на родной татарский язык. Ставить ее взялся Фарид Бикчантаев, которого тема миграции волнует, по всей видимости, довольно остро. В прошлом сезоне он ставил «Мой белый калфак» Ильдара Юзеева - пьесу о телемосте Казань - Сан-Франциско, в которой сравнивал татар «оседлых», казанских, с эмигрировавшими в США. Многим тогда показалось, что этим спектаклем Бикчантаев глушит горькое сожаление о неиспользованных возможностях вырваться за пределы Казани, где он как режиссер давно уже достиг вершин, где ему одиноко и очень тесно.

И вот теперь - «Пришлый», спектакль о жизни оказавшегося в Канаде татарина, участника Второй мировой войны Накипа. Бывший военнопленный, он не решился вернуться в Советский Союз. Накип прекрасно понимал: по возвращении ему самому, а возможно, и его близким грозит сталинский ГУЛАГ.


В канадской глубинке Накип так тоскует по своей татарской родине, что «светильники Джека» на Хеллоуин вырезает не из тыкв, а из милых сердцу картофелин. Пытается доказать жене Джоанн, что татарский Сабантуй - самый увлекательный народный праздник. Кстати, имя жены Накип тоже «отатаривает»: называет ее не Джоанн, а Жаным («душа моя»).

Накипа и Джоанн играют в спектакле Радик Бариев и Люция Хамитова. Самое в их игре любопытное - мгновенное превращение из людей - своих ровесников в дряхлых старика со старушкой и обратно. В «Пришлом» время скачет: вот Накип с Джоанн - шаркающие, сгорбленные дед и бабка. Но вдруг речь заходит об их прошлом - и они преображаются: перестают шамкать губами и щуриться, выпрямляют спину, говорят ясно - без плачущих интонаций... Бариев и Хамитова играют своих героев в разные периоды их жизни, пытаясь путешествовать во времени свободно и легко - без ухищрений типа париков и грима. Нельзя сказать, что это получается у них гладко, как в хорошо смонтированном кино. Но бесспорно вызывает уважение бесстрашная попытка актеров меняться при помощи одного лишь искусства перевоплощения.


Образ Накипа, главного героя, кажется самым объемным и глубоким в спектакле, возможно, еще и потому, что Накипа до встречи с Джоанн - уходящего на фронт из татарской деревни, воюющего, а потом пленного - играет Раиль Шамсуаров. Это один из самых интересных актеров молодого поколения - чуткий, свободный и точный. Художник спектакля Альберт Нестеров одевает молодого бойца Накипа в белоснежные одежды. В белых галифе, сапогах, гимнастерке и пилотке герой выглядит призраком: как-то сразу понятно, что с фронта домой он не вернется.

Ключевой момент спектакля - официальная информация о том, что бывшим гражданам СССР разрешено вернуться на родину. Новость пересказывает Накипу сосед Самуэль - эпизодический герой. Он, кстати, тоже «пришлый» - эмигрировал в Канаду из Шотландии. Эта подробность невольно напоминает о том, что и сегодня в Канаду - удивительно миролюбивую страну - въезжает самое большое в мире количество иммигрантов, о которых правительство печется сильнее, чем о собственных гражданах.


Однако спектакль Бикчантаева не про сказочную Канаду. В его постановке Накип, узнавший о возможности вернуться на родину, теряет покой: мечтает встретиться с родными. Теряет покой и его старушка-жена Джоанн: она панически боится, что любовь всей ее жизни, ее Накип, не приедет обратно. А тот явно не думает о жене, когда пакует чемоданы. И не только чемоданы: берет с собой коллекцию настенных часов (в спектакле невнятно «проговаривается» информация о том, что Накип - часовой мастер).

В постановке камаловцев нет однозначного ответа на вопрос, вернется ли Накип на родину. И это только усиливает главную в спектакле Бикчантаева мысль: на чужбине плохо. Она спорная, недоказуемая. И больше всего похожа на режиссерское самоутешение.

В «Пришлом» очень много хорошей музыки (ее подбором занимался режиссер Бикчантаев): от оригинальной аранжировки шлягера «Бэсаме мучо» до джаза. Немало отчаянной красоты: от вальса в масках мертвецов на Хеллоуин (эффектное начало спектакля) до болезненных у главного героя видений его мамы-пастушки (прекрасная роль Айгуль Абашевой). И длится спектакль без антракта всего лишь 80 минут. Этого времени достаточно, чтобы убедиться: хорошо иметь домик в Канаде.

Фото Александра ГЕРАСИМОВА.