В Казани обсудили договор с Москвой: всё равно всё разворуют

Марина ЮДКЕВИЧ
В Казани обсудили договор с Москвой: всё равно всё разворуют

«Нужен ли Татарстану договор с Москвой?» - дебаты на эту тему были назначены на вчерашний вечер в конференц-зале казанской гостиницы «Шушма». И это вызывало тревогу насчет катаклизмов, которые грозили этой гостинице, непонятно было только, что именно там произойдет ближе к назначенному времени - потоп или, может, великая засуха? Ведь именно внезапными неполадками в системе водоснабжения объясняют чаще всего отказ в предоставлении уже арендованных залов под мероприятия оппозиционеров (вчерашние дебаты на актуальную тему организовало местное отделение  движения Михаила Ходорковского «Открытая Россия» совместно с татарстанскими «яблочниками»)…

Но на этот раз на коммунальную стихию кивать не стали. Как рассказали «Вечерней Казани» организаторы, за пару часов перед началом дебатов им прямо заявили, что гостиницу «не устраивает формат мероприятия, которое имеет политический характер». Пришлось спешно перебазироваться на запасную площадку - в гостиницу «Волга». Едва ли не первыми места в ее зале заняли представительница исполкома Казани и молодой человек из аппарата президента РТ, хорошо известный участникам оппозиционных митингов…

«ТАТАРСТАН МОЖЕТ ТОРГОВАТЬСЯ»

Практически сразу стало очевидным, что зал разделен на две половины. С правой стороны, где собрались сторонники договора (люди все немолодые), выступали преимущественно с заявлениями об обязательности изучения татарского языка русскими. С левой, где собрались его противники (люди в основном гораздо моложе), так же горячо выступали против такой обязательности.

При этом в вопросе распределения финансов между федеральным центром и регионом стороны дружески сходились в убеждении, что деньги в любом случае разворуют. Но тут же и расходились: «левосторонники» заявляли, что в случае продления договора все разворуют региональные власти, а «правосторонники» возражали, что в случае его непродления все еще раньше разворуют власти федеральные.

Ну а всякий не национально ориентированный субъект тут рисковал выглядеть столь же нелепо, как Гулливер, игнорирующий принципиальную важность вопроса: с тупого конца надлежит разбивать яйцо либо же с острого.

Выступавший по жребию первым член регионального совета партии «Яблоко» Борис Фанюк выразил мнение, что истекающий договор - по содержанию лишь формальность и «повод пободаться элитам федеральным и татарстанским», а жителям Татарстана от него не горячо, не холодно. Поэтому биться стоит не за договор, а за принципиальное перераспределение большой части властных полномочий от федерального центра ко всем регионам.

- Я поддерживаю идею договора в том случае, если там будет пункт, что русские должны быть представлены пропорционально своей численности во всех властных структурах и в образовании и культуре – особенно; что будет пункт об обязанности властей республики о восстановлении нескольких сотен храмов, сейчас находящихся в мерзости и запустении, - начал лидер «левой стороны» - глава Общества русской культуры Татарстана Михаил Щеглов, но немедленно дезавуировал эти фантазии пояснением, что это он «естественно, пошутил».

На самом деле г-н Щеглов против договора, ибо: «Почему должен быть один регион, имеющий договор, а остальные десятки регионов не имеют договоров?» Он примирительно заметил, что «идея национального возрождения татарского народа, по сути, хорошая», однако «идея суверенитета, обязательного двуязычия, сохранения президентства – это все элементы некой конструкции, которая для русского народа здесь не пользу приносит, а вред».

Политолог Руслан Айсин как лидер «правого крыла» сообщил, что «татары наравне с русскими заложили основы этого государства», но остались без собственного государства, а потому нуждаются в хотя бы символической компенсации:

- Договор – это аспект, связанный со статусностью Татарстана, его особостью, его политическим позиционированием в мире… Татарстан сейчас единственный регион, отстаивающий демократические принципы развития российского государства, хотите смейтесь, хотите нет...

Смеяться в зале не стали.

- Но если власти региона отстаивают демократические принципы, почему они дают такие громадные проценты Путину и Минниханову на всех выборах? - воспользовался своим правом на вопрос оппоненту Борис Фанюк. - Почему они дают такие громадные проценты «Единой России» - партии, которая все эти годы только и делала, что забирала полномочия регионов?

- Политика - вещь сложная… - глубокомысленно заметил г-н Айсин. - Почему дают 99 процентов…

- Потому что 110 не могут! - выкрикнули из зала, и тут уж аудитория воздерживаться от смеха не стала.

В общем, демократии в России нет и не было, объяснил политолог, а «договор выгоден всем татарстанцам, потому что он закрепляет фактор того, что Татарстан может торговаться, чтобы оставлять еще больше денег здесь, чтобы зарплаты у вас росли, чтобы асфальт был гладок – это все договор!».

ЕСТЬ ЛИ ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ДОГОВОРА?

Да все то же и останется, заверил Борис Фанюк: «Как было истекание полномочий и ресурсов из регионов на всяческие авантюры федерального центра, так и будет. Продление договора ничего не поменяет».

Михаил Щеглов в качестве «противника асимметричной этнофедерации» заявил, что отсутствие договора будет благом.

Руслан Айсин же дал понять, что без договора никому не поздоровится, ибо этот документ есть «последняя соломинка тонущему», а также «последняя возможность не скатиться в авторитаризм» (естественно, авторитаризм федерального уровня).

На авансцену выступил лидер ТОЦ Фарит Закиев - соратник политолога Айсина по поддержке идеи договора и его же соперник в борьбе за место лидера «правосторонников». Он повторил известный довод властей республики: «Татарстан не подписал федеративный договор (1992 года, сейчас де-факто не действующий. – «ВК») вместе с Чечней», - а потому без отдельного договора между Казанью и Москвой – никак.

- Татарстан – это государство, а Кировская губерния – провинция российская, вот и все, нельзя их сравнивать! – подчеркнул он для сведения сторонников равных прав регионов.

Фарит Закиев сообщил: «Татарская общественность считает, что речь должна идти не о пролонгации договора, а о заключении нового, который являлся бы продолжением договора 1994 года», т.е. более радикального, чем нынешний. И огласил список требований к этому новому договору: право Татарстана на самостоятельное «участие в отношениях с иностранными государствами», «создание национального банка», «решение вопросов о владении, пользовании и распоряжении землей, недрами, водами», а также на создание «самостоятельной системы образования».

В зале заговорили: «правосторонники» - одобрительно, «левосторонники» - наоборот.

ВИД С ГОРЫ

- Все уважаемые защитники договора поют, как тетерев на токовище: только о своих проблемах и только себя слышат, - заметил член правления Общества русской культуры Борис Бегаев. - Руслан говорит, что татарский народ обижен недостаточным признанием как государствообразующего…

- Я сказал - ущемлен! - оскорбился Руслан Айсин за татарский народ.

- Но нет ни одной организации, в которую вы можете написать о защите прав русского народа, разве что Путину, но он не ответит! Мы, русские в Татарстане, задвинуты. Тут говорят только о правах татарского народа, говорят, что договор такой хороший… Но почему у нас зарплаты на 17 процентов ниже, чем по России?

На это политолог отметил, что «договор нужно наполнить новым содержанием» и что ему кажется знаменательным отсутствие дискуссий по этому поводу.

- То, с чем мы столкнулись, когда дебаты отменили, - напомнил он про демарш «Шушмы», - доказывает, что казанский Кремль боится договор обсуждать - не дай бог, не вышло бы чего!

Затем бурно поспорили по поводу, само собой, государственных языков. Сторонник договора Салих Сайфутдинов с восторгом сообщил, что «лет 50 - 60 назад что русские, что татары, что чуваши, что марийцы владели тремя-четырьмя языками, а русская интеллигенция владела татарским языком - это было межнациональное общение!». Противник договора Михаил Щеглов объяснил, почему, по его мнению, не хотят учить татарский нынешние русскоязычные школьники: «Потому что ваши правители приложили столько усилий… По 5 - 6 часов в неделю в обязательном порядке, и не сметь обсуждать этот вопрос!.. И вы на эту ложную идею поддались, что заставить русских детей учить татарский - вот так вы спасете татарский язык… Вы прикладывайте силы к тому, чтобы ваши дети татарский знали, чтобы в семьях на нем разговаривали!» Тут г-н Сайфутдинов воскликнул, что в соседней Чувашии татарских детей заставляют учить чувашский язык и вот это-то, по его мнению, и есть нехорошая «провокация»…

В общем, стало по-человечески понятнее, почему казанский Кремль избегает выносить проблемы договора на широкое обсуждение…

Председатель Татарского центра из Казахстана, прибывший на съезд, примирительно заметил, что «кто на горе живет, горы не видит». Под гордой возвышенностью подразумевался, естественно, Татарстан: здесь строят дома, здесь Казань «стала красивой и чистой», здесь «Минтимер Шаймиев поднял авиационную промышленность»… Затем гость с Востока поведал трогательную историю, как, будучи на экскурсии в Казанском кремле, увидал двух бабушек, пришедших в надежде рассказать Шаймиеву, что живут они «хуже некуда», и утешил старушек тем, что есть куда хуже - например в Казахстане… А затем без малейшей паузы с гордостью сообщил, что за казахстанского президента Назарбаева будут голосовать, «сколько бы он ни был»…

После такого, кажется, только и оставалось, что подытожить: пути народной мудрости неисповедимы до полного умопомрачения…

Но Михаил Щеглов предложил свежий, хотя и рискованный ракурс обсуждения:

- Представим такую ситуацию… Путин собирает татар, представителей других народов и говорит: ребята, чего вы держитесь за эти свои республики, договора, за ваших зажравшихся баев? Давайте я отберу деньги у олигархов, у московских чиновников и дам каждому вашему народу пропорционально вашей численности - только откажитесь от ваших республик, договоров, от ваших требований демократии! Что сказали бы ваши аксакалы на такое предложение?

- Элиты, конечно, продались бы, взяли бы деньги. Простой народ остался бы ни с чем… - признал Руслан Айсин. И подытожил с облегчением: - Но, как писал Чехов, этого не может быть, потому что этого не может быть никогда!..