В Казани завели еще одно «дело врачей» — в связи со смертью четырехмесячной девочки

Инна СЕРОВА
В Казани завели еще одно «дело врачей» — в связи со смертью четырехмесячной девочки

Уголовное дело по факту смерти 4,5-месячной пациентки детской поликлиники №4 возбуждено по заявлению ее матери Натальи Кикалейшвили. Женщина обвиняет медиков в халатности и неисполнении своих обязанностей. Малышка болела шесть дней, говорит мать, к ней неоднократно приезжала скорая, ее осматривал педиатр, но инфекцию, от которой девочка скончалась, не выявили и, соответственно, не лечили.

Юлиана Кикалейшвили родилась 11 ноября 2015 года доношенной и, по словам ее матери, за четыре месяца ничем не болела.

Вечером 19 марта малышка неожиданно раскапризничалась. Мама решила: у дочки режутся зубки. Однако девочка беспрерывно плакала, у нее поднялась температура, и мать вызвала скорую. Медики предположили отит, рекомендовали капли в уши, свечки с нурофеном, а в понедельник посоветовали пойти на прием к отоларингологу.

- В воскресенье, 20-го, мы продержались на нурофене и каплях, - вспоминает Наталья Кикалейшвили. - Вечером дочка необычно рано захотела спать. Я ее уложила, сама ушла на кухню, а когда вернулась, увидела, что ее трясет. Оказалось, температура — 38. Когда приехала скорая, нам велели купить свечи «Цефекон», сказали, что утром из поликлиники придет педиатр, и уехали. Муж сразу сбегал в аптеку, поставили свечку, температура стала спадать. Дочка уснула.

В понедельник, 21 марта, по словам Натальи, педиатр, осмотрев ребенка, выписала им направление к отоларингологу, но предупредила, что к нему очередь, в которой можно подхватить инфекцию (в то время в Казани бушевал грипп). Кикалейшвили, чтобы не рисковать, повезли дочку в частный медцентр, на платный прием. Тамошний лор выдал заключение: никакого отита нет. С этим заключением пошли к педиатру в 4-ю поликлинику. Уже 24 марта — на более раннее время записи к врачу, как утверждает Наталья, не было. Педиатр, по ее словам, взвесила младенца, измерила рост и заявила: «Идите домой, через две недели будем делать прививки».

- На другой день дочка проснулась в шесть утра. Мы проводили папу на работу, погуляли, около девяти часов утра я уложила ее, сонную, на диван и сама прилегла рядом, - вспоминает Наталья. - Задремала перед телевизором, но тут же проснулась, будто кто-то меня толкнул. Дочь не дышала... Дальше я плохо помню детали, все как в тумане. Помню, звонила в скорую, мужу, пыталась делать дочке массаж сердца. Помню, что кричала я страшно. И что работники скорой сказали, что сделали дочке укол адреналина. А потом, это я очень хорошо запомнила, они еще сказали: «Запомните, она умерла до нашего приезда!»

В медицинском свидетельстве о смерти Юлианы Кикалейшвили в качестве причины смерти указаны отек мозга и неуточненная вирусная инфекция. Судебно-медицинская экспертиза сделала вывод, что девочка скончалась от острой вирусной инфекции, осложненной отеком головного и спинного мозга.

По мнению родителей девочки, медики могли вовремя выявить у нее вирусную инфекцию и своевременно начать лечение. А вернее, обязаны были это сделать.

На вопрос корреспондента «Вечерней Казани», почему ребенка до года, который болел несколько дней, не направили хотя бы на анализы, заведующая педиатрическим отделением детской городской поликлиники №4 Ирина Булатова ответила:

- Возможно, на тот момент к этому не было показаний. Врач принимает решение о направлении на анализы, исходя из собственной оценки состояния ребенка.

Еще Булатова отметила, что у Кикалейшвили не было острой необходимости обращаться к отоларингологу в платный медицинский центр:

- 21 марта вечером отоларинголог вел прием в нашем филиале на улице Большой, 70. Там не бывает больших очередей, а если родители боялись, что девочка подхватит инфекцию, они могли отнести ее на фильтр, врача вызвали бы туда. Мы всегда разъясняем родителям, что есть такая возможность.

В свою очередь руководитель правозащитной группы «Акцент» Булат Мухамеджанов, представляющий интересы Натальи Кикалейшвили, сообщил «ВК», что вчера ими подано в следственные органы еще одно заявление — с просьбой провести проверку в отношении сотрудников скорой помощи, которые неоднократно приезжали к ребенку на вызовы, но так и не нашли оснований для его госпитализации.