Почему в казанской суперсовременной больнице умирают пациенты

Инна СЕРОВА
Почему в казанской суперсовременной больнице умирают пациенты

8 августа в казанской больнице №7 умерла роженица. Сообщил об этом корреспонденту "ВК" по телефону главный врач клиники Марат Садыков. И объяснил, зачем это делает: "Вы видите, мы открыты, мы ничего не скрываем, но мы очень хотели бы объяснить, почему в нашей суперсовременной больнице умирают и будут умирать пациенты. Об этом просто необходимо говорить!".

В изложении Марата Садыкова история болезни и смерти 41-летней пациентки выглядит так. Женщину с поздней беременностью и большим "стажем" гипертоника в роддом №2 при 7-й горбольнице 1 августа доставила скорая помощь. Обследование показало, что плод мертв, поэтому пациентку перевели в более современный роддом №1, который выполняет функции городского перинатального центра, и срочно прооперировали. А вечером 5 августа у нее появились признаки инсульта: высокое давление, головокружение...

Женщину перевели в специализированное отделение, обследовали, начали лечение, но она практически сразу же впала в кому... Поставленный при жизни диагноз "обширный геморрагический инсульт" вскрытие подтвердило. Осталось двое детей... В больнице теперь, естественно, гадают: обратятся ли родственники в правоохранительные органы, выскажут ли претензии в адрес врачей.

"Семерка", которая на 85 процентов работает на скорую и неотложную помощь, недавно поставила своего рода рекорд, приняв за неделю 2004 пациента. За минувшую неделю сюда обратились 1924 человека, а роды были приняты у 182 женщин - одна родила двойню.

"Раньше по скорой разные больницы дежурили, и смертность по всем клиникам "размазывалась", а теперь со всего Заречья с подозрением на инсульт, инфаркт, с "острым животом" и отравлениями неизвестными веществами, с травмами и после ДТП везут к нам, - говорит Садыков. - Раньше у нас был обычный роддом, а с прошлого года работает городской перинатальный центр, а значит, все сложные роды, все роженицы с рисками, все недоношенные дети — наши..."

Легко рассуждать, кто виноват, имея на руках заключение патологоанатома, подчеркивает Садыков: "А вот при жизни поставить диагноз, например, наркозависимым, у которых заболевания протекают совершенно иначе, чем у тех, кто наркотики не принимает, крайне сложно. А еще к нам доставляют бомжей, самоубийц, которые неизвестно чего наглотались... Информации, которая могла бы помочь врачам разобраться в ситуации, ноль, а времени на спасение в обрез. Мы уже начали перестраховываться - знаем, например, что у наркоманов воспаление легких протекает нехарактерно, поэтому всех, у кого есть признаки наркотического отравления или употребления наркотиков в прошлом, в обязательном порядке направляем на рентген, независимо от того, по какому поводу госпитализированы".

"Или вот на днях я сам чуть инфаркт не схватил: доставили 24-летнего парня в состоянии анафилактического шока от укуса осы, - вспоминает главврач. - Счастье, что хватило времени, чтобы принять меры. А не хватило бы,  виноваты были бы мы, хотя при анафилактическом шоке все зависит только от времени. Успеешь ввести препараты до того, как начнутся необратимые процессы во внутренних органах, - пациент будет жить, а если скорую к нему вызвали не сразу и привезли его к нам поздно, шансов не остается. И еще надо учитывать, что пациенты поступают к нам без документов, без истории заболевания. Что они сами и их родные нам рассказали - из того мы при лечении и исходим".

...Чтобы у врачей было больше шансов "вытащить" пациента, Садыков просит заболевших соблюдать нехитрые правила. Не ставить капельницы и уколы в домашних условиях (высок риск умереть от анафилактического шока). Не принимать болеутоляющие средства при болях в животе ("смажете" таблеткой симптомы - поставите под вопрос свою жизнь). При боли в сердце, сопровождающейся холодным потом, сразу вызывать скорую, ибо это почти наверняка инфаркт. При головной боли обязательно искать ее причину, а если к ней присоединяются признаки инсульта: мушки перед глазами, головокружение, тошнота, - немедленно звонить 03.

Ну а чтобы свести к минимуму претензии к врачам постфактум, в 7-й горбольнице начинают эксперимент: оснащают помещения звуко- и видеозаписывающей аппаратурой и открывают новое отделение - конфликтологии. Врач-конфликтолог будет общаться с пациентами и их родственниками, чтобы выяснять, какие возникают претензии к лечению, и обеспечивать контроль администрации за ходом лечения.

Уже сейчас в "семерке" в сложных случаях вызывают экспертов из страховой компании. В первую очередь, конечно, чтобы заручиться документальными подтверждениями от страховщиков, что лечили правильно. Но и для пациентов в этом есть польза: взгляд на ситуацию со стороны никогда не бывает лишним.

А в крайних случаях к разрешению конфликтов привлекается даже прокуратура. "Вот, к примеру, - рассказал Марат Садыков, - недавно женщина решила рожать дома с неизвестной нам акушеркой. Наблюдалась она в нашей консультации, и вопросы в случае ЧП возникли бы к нам. Я ее сам очень долго уговаривал не рисковать, но не уговорил. И написал в прокуратуру... Родила она все равно дома, слава богу, благополучно. Потом на меня муж жаловался: дескать, зачем прокуратуру натравил. А если бы не обошлось? Это не натравил, это называется - предупредил. И я жалею, что мы не всегда предупредить трагедию успеваем. У меня на памяти пример в онкодиспансере, когда поступила женщина с кровотечением, операция была нужна срочно, а муж, свидетель Иеговы, согласия на переливание крови не давал. Когда мы добились права перелить кровь, время было упущено, организм ослабел, и выходить пациентку после операции не удалось".