В Новопольском сняли с баланса памятник погибшим односельчанам

Инна СЕРОВА
В Новопольском сняли с баланса  памятник погибшим односельчанам

Списали со счетов, как ненужный хлам, обелиск с именами сельчан, погибших на фронтах Великой Отечественной войны, власти Зеленодольского района и поселка Новопольский. Скромный памятник стал жертвой "оптимизации денежных средств на жилищно-коммунальные услуги". Это следует из письма, которое год назад подписала зампредседателя Совета Зеленодольского муниципального района Венера Рахимова. Памятник еще стоит, но по документам не существует.

Семьдесят три имени выбито на скромной стеле - такая в Советском Союзе была почти в каждом селе. Некоторые фамилии повторяются. По совпадениям имен и отчеств, по датам рождения можно догадаться: это - братья, а это - отец и сын. Пятеро Сергеевых, к примеру, значатся в списке - двое Васильевичей, двое Ивановичей. А Писаревых четверо - трое Никитичей и Владимир Моисеевич. Его сын Борис Писарев и рассказал корреспонденту "ВК" о дикой истории, случившейся, можно сказать, не с памятником даже, а с памятью. Ее, похоже, у местных чиновников напрочь отшибло.

Потомственный учитель Борис Писарев давно живет в Казани, но отчий дом сохранил и бывает там часто. А дом этот смотрит окнами как раз на обелиск. В октябре 2010-го Писарев увидел, как рабочие пилят деревья, которые он с друзьями посадил у памятника в середине 60-х, сразу после демобилизации из армии. Хотел остановить вырубку, но выяснилось, что и земля, и деревья эти теперь - частная собственность. Жительница Зеленодольска Хания Кадырова купила их с аукциона в мае 2010-го вместе со старым зданием сельсовета.

В справке исполкома об этой сделке сообщается: "С собственником участка проведена беседа на предмет благоустройства территории мемориала". На каком основании Кадырова должна этим заниматься, непонятно - чиновники уверяют, что клочок земли под самим памятником ей не продавали.

- Я всегда учил детей уважать историю, старался, чтобы слова "Никто не забыт, ничто не забыто" не были для моих учеников расхожей фразой, - говорит бывший учитель. - Вот я и стал писать письма. Вначале в местный сельсовет и исполком, потом в райвоенкомат и райадминистрацию, потом в районную прокуратуру...
Военком Зеленодольского района Рамиль Батршин отреагировал по-военному молниеносно - перенаправил жалобу главе поселения и попросил "рассмотреть вопрос" о включении в государственный реестр собственности муниципального образования памятника, который забыли туда включить при передаче госимущества в 2006 году. Прокурорская проверка нарушений закона при проведении аукциона на земельный участок и здание сельсовета и последующей вырубке деревьев вокруг обелиска не обнаружила, а действиям забывчивых местных чиновников никакой оценки не дала.

А у чиновников свои оправдания. Писарев обратился в Госсовет, так на депутатский запрос Рафила Нугуманова зампредседателя Зеленодольского райсовета Венера Рахимова ответила: "В целях... оптимизации денежных средств на ЖКУ было принято решение о перемещении органов местного самоуправления в здание бывшей общеобразовательной школы". Она сообщила о судьбе обелиска в таких витиеватых выражениях, что сразу и не поймешь, сколько памятников потеряли из виду чиновники: "Что касается вопроса постановки на учет Мемориального комплекса "Вечная слава"... ни один из указанных памятников не передавался". И поди пойми, откуда у нее при этом уверенность, что "рассматриваемый памятник будет сохранен при любых обстоятельствах"?

Глава Новопольского сельского поселения Рамиль Халилов после того, как бывший учитель пожаловался на забывчивых чиновников-членов партии "Единая Россия" в общественную приемную партии, тоже прислал Писареву многословный ответ. Пожаловался на отсутствие средств, заверил, что исполком ответственно подходит к содержанию обелиска, сообщил, что задачу эту успешно решает за счет спонсоров, и тут же опроверг свои слова: "Как состояние памятника, так и место его расположения оставляют желать лучшего, и проводимые мероприятия по его сохранению не дают ожидаемого результата". Еще он пообещал, опять же за счет спонсоров, перенести памятник "на открытое место". Не обещал только сделать то, что давно был сделать обязан: включить обелиск в реестр госимущества и нести ответственность за его сохранность.

Чем и кому не угодило местоположение памятника, честно говоря, непонятно. Он ведь стоит на главной улице, в центре поселка, где такому мемориалу самое место. Можно было просто снести старый сельсовет-развалюшку, благоустроить сквер вокруг памятника, позвать внуков-правнуков погибших, чтобы они посадили молодые деревья... Боюсь строить догадки, но, может, это место плохо для памятника тем, что оно слишком хорошее? Тут можно построить коттедж, магазин, да все, что угодно, и подключиться без особых затрат к электросетям, газ подвести... Как нынче принято говорить, объект привлекателен для инвестора.

Да, после продажи земельного участка с сельсоветом обелиск действительно оказался зажатым между заборами и смотрится жалко. Но еще есть шансы все исправить. Так почему местные власти не об этом заботятся, а ищут для памятника спонсоров и норовят на них переложить все заботы? Этот вопрос я задала по телефону члену Новопольского сельсовета Дамиру Мухаметшину. Выбрала его не случайно. На обелиске на сороковом месте выбито: "Мухаметшин Насыбулла Зарипович". Подумалось: вдруг родня? Оказалось, чужие люди: 39-летний предприниматель Мухаметшин - депутат сельсовета от соседней деревни Урняк.

Он тоже стал рассказывать, что обелиск решено перенести в другое место на средства спонсоров. Но вспомнив, что оба его деда воевали, согласился, что прежде всего памятник следовало бы вернуть на баланс сельского поселения и привести в достойный вид, а уж потом решать - переносить его, не переносить. И даже пообещал обсудить это с коллегами-депутатами.