В РКБ в животе у роженицы забыли тампон?

Регина КИРИЛЛОВА
В РКБ в животе у роженицы забыли тампон?

Серьезное обвинение предъявляет врачу РКБ жительница Казани Анастасия Ибрагимова. 25-летняя женщина в сентябре прошлого года рожала там второго ребенка путем кесарева сечения. После родов молодая мама сильно заболела и через несколько месяцев вновь оказалась на операционном столе. Врачи уверяют, что причиной плохого самочувствия женщины был рубец на матке, который в итоге удалили. Сама Анастасия уверена в другом: во время кесарева акушер-гинеколог забыл в ее животе ватно-марлевый тампон. Теперь женщина пытается добиться возбуждения уголовного дела против врача, а также  подала в суд на РКБ.

Вторая беременность у Анастасии Ибрагимовой протекала нормально, она наблюдалась в частной клинике, но если первого сына женщина рожала естественным путем, то во второй раз наблюдавшая ее гинеколог порекомендовала кесарево сечение. Было опасение, что одна из костей таза, поврежденная при первых родах, может треснуть. 8 сентября 2015 года Ибрагимова легла в РКБ на плановую операцию, которую проводил супруг ее гинеколога из частной клиники - акушер-гинеколог Леонид Голованов. 

Анастасия родила здорового мальчика, но самочувствие самой мамы стало ухудшаться день ото дня.

- После родов начались сильные боли внизу живота, температура была постоянно повышена, я обратилась к доктору частной клиники, у которой наблюдалась во время беременности, - рассказала Ибрагимова корреспонденту «Вечерней Казани». - Анализы показали, что в организме идет воспалительный процесс. Мне выписали ударные дозы антибиотиков на 20 дней, но боли и температура не только не исчезли после курса лечения, а даже усилились. Долгий курс других лекарств тоже не помог.  Моя врач объясняла это «индивидуальным слабым иммунитетом».

После третьего курса антибиотиков, в середине декабря 2015-го, пациентке наконец сделали УЗИ (в той же частной клинике), которое показало наличие на внутренней поверхности послеоперационного рубца «ниши», а на передней стенке матки в области рубца было обнаружено «изоэхогенное включение с четкими ровными краями размером 40 на10 мм», которое врач определил как гемостатическую губку (кровоостанавливающий материал). Хотя, как выяснила Ибрагимова, эта губка рассасывается в течение максимум шести недель после родов (позже петербургский эксперт подтвердит, что через 14 недель после кесарева никакой губки не могло быть).

- В марте этого года муж позвонил врачу РКБ Голованову и спросил: «Что происходит? Мы ничего понять не можем. Ваша жена  назначает  антибиотики, а состояние становится всё хуже», - вспоминает Анастасия. -  Голованов предложил госпитализацию  в РКБ.  Тогда были проведены исследования: УЗИ, МРТ и РКТ. Причем РКТ четко определила образование размером 14Х38 мм на передней поверхности матки. Однако созванный консилиум врачей подтвердил диагноз моего прежнего врача (к слову, некоторые из консилиума - ее коллеги по работе в частной клинике) — воспаление послеоперационного рубца, эндометрит, назначив еще один, уже четвертый, курс антибиотиков.

Но и после него пациентке не полегчало. Отчаявшаяся и измученная женщина 4 апреля, сразу после выписки из РКБ, отправилась в другую больницу, на сей раз в Университетскую клинику Казани при КФУ (она же РКБ-2). Там ей провели УЗИ, и врач (доцент кафедры ультразвуковой диагностики КГМА), исследовавшая Ибрагимову, отметила, что то самое образование возле рубца, которое называли гемостатической губкой, идентично инородному телу и похоже на ватно-марлевый тампон. Написав об этом в своем заключении, медик посоветовала женщине срочно обратиться к гинекологу и хирургу.

С результатами УЗИ Ибрагимова обратилась в 7-ю горбольницу, где хирург после осмотра вынес вердикт: нужно оперировать. На подготовку - три дня. За это время Анастасия решила пригласить на операцию эксперта Следственного комитета, дабы тот зафиксировал факт извлечения инородного тела, если такое имеется. Однако операцию неожиданно перенесли на день раньше, когда женщина пришла на плановый осмотр. Ибрагимова, впрочем, настояла на том, чтобы дождаться эксперта из следкома (правда, приехал другой, не тот, кого назначали до этого).

- После операции хирург сказал, мол, у тебя был сильный спаечный процесс, мочевой пузырь сросся с маткой и петлей кишечника, а никакого инородного тела не было, - говорит молодая мама. - Но ведь эти изменения были бы зафиксированы исследованиями, тем же УЗИ! Дальше - больше: когда я попросила приглашенного эксперта предоставить мне видео, которое он снял во время операции, то  получила отказ. Дескать, съемку из-за переноса даты операции не успели зарегистрировать, поэтому ее нельзя считать официальной. Вопрос, зачем тогда эксперт вообще приезжал?

Впрочем, ту запись Анастасии с боем, но удалось добыть. Но старания были напрасны: самого важного момента, а именно санации брюшной полости, на видео не оказалось, констатирует женщина. Запись велась периодически — как вскрывают, как зашивают...

Тогда женщина, собрав все медицинские документы, накопившиеся за время ее долгого лечения, обратилась в Санкт-Петербург, в АНО «Северо-Западный центр судебных экспертиз». Там, изучив материалы, вынесли экспертное заключение: «выставленные клинические диагнозы не соответствуют клинической картине.  Результаты диагностических мероприятий, клиническая картина, отсутствующий фрагмент видеозаписи (санация очага) указывают нам на наличие инородного тела в брюшной полости после кесарева сечения». 

Добавив во внушительную кипу анализов это экспертное заключение, Анастасия Ибрагимова 4 июля 2016 года обратилась в СУ СКР по РТ и прокуратуру Казани с просьбой привлечь к уголовной ответственности врача Леонида Голованова и ассистировавшую ему медсестру за ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей, попытку скрыть следы преступления. Одновременно Ибрагимова  разместила в Интернете петицию с аналогичными требованиями (на данный момент петиция набрала более 5,5 тысячи голосов). А 12 июля подала гражданский иск на сумму  3 млн рублей против РКБ в Вахитовский райсуд Казани.

- Рассмотрение дела начнется 7 октября, - говорит Анастасия. - Честно говоря, мне не нужны от них деньги, не в этом дело. Просто меня очень задело то, что врачи, сотворившие со мной такое, не чувствуют за собой вины. Ни разу за все время господин Голованов не поинтересовался моим самочувствием и уж тем более не извинился. Вместо этого все пытаются прикрыть свои задницы, совершенно не думая, что из-за забытого в животе тампона у меня мог начаться, к примеру, сепсис и мои два маленьких сына остались бы сиротами.

Как выяснила корреспондент «Вечерней Казани», доследственная проверка в СУ СКР по РТ по заявлению Ибрагимовой уже закончилась и по ее итогам в возбуждении уголовного дела отказано. В ведомстве пояснили, что одной из причин такого решения стало недоверие к результатам независимой экспертизы в Санкт-Петербурге на том основании, что ее проводил доктор психологических наук (однако эксперт Василий Белов при этом является и доктором медицинских наук, а стаж его работы в области судебной медицины — около 15 лет. - «ВК»). В то же время своему эксперту, присутствовавшему на операции, в СК полностью доверяют: специалист заявил, что никакого инородного тела в брюшной полости Ибрагимовой обнаружено не было. Правда, вопрос, почему этот важный факт не был зафиксирован видеокамерой, так и остался открытым.

 В ходе подготовки этого материала «Вечерняя Казань» обратилась за комментариями по поводу ситуации в РКБ и в Минздрав РТ. Однако на момент публикации комментариев мы не получили.