В Татарстане готовился теракт против полиции

Ирина ПЛОТНИКОВА
В Татарстане готовился теракт против полиции

В среду в Верховном суде РТ состоялись прения по делу о подготовке терактов в Татарстане. На скамье подсудимых - 23-летний Тауфик Байбеков. По версии обвинения, его подельники погибли 20 августа прошлого года при взрыве машины в Зеленодольском районе при перевозке самодельной бомбы.

Одиннадцать лет колонии строгого режима и два года ограничения свободы попросил гособвинитель для подсудимого Тауфика Байбекова. Прокуратура республики обвиняет его в незаконном хранении взрывного устройства, а также в приготовлении к теракту и изготовлению бомбы. Дело рассматривает судебная коллегия ВС РТ из трех судей.

23-летний парень в стеклянной клетке-аквариуме совсем не похож на классического террориста с бородой и гранатометом. Правда, по словам гособвинителя Ильдара Мухамедзянова, еще недавно борода у этого казанца была, а вот официальной работы никогда не было. Зато он успел поучиться в казанском медресе "Нурулла" и почти два года получал религиозное образование в Сирии. Владеет арабским, исповедует ислам. Под стражей он находится уже больше года.

Тауфика Байбекова задержали в Казани через несколько часов после взрыва автомашины в Зеленодольском районе. При обследовании его частного дома были найдены как взрывные устройства, так и вещества, которые могут быть использованы для их изготовления.

Среди вещественных доказательств фигурируют бутылка с зажигательной смесью и осколочная оболочка взрывного устройства, замаскированная под стандартный бордюрный камень. Бутылку приверженцы радикального ислама намеревались подкинуть в ночной клуб, чтобы поджечь заведение, чья деятельность нарушает нормы шариата, ну а бордюр со смертельной начинкой хотели установить в одном из мест массового скопления сотрудников полиции, сообщил в суде гособвинитель Ильдар Мухамедзянов.

Также в доме Байбекова изъяли электромеханическую бомбу с поражающими элементами и 2-килограммовым зарядом. Если бы эту взрывчатку использовали по назначению, радиус поражения взрывной волной мог составить 19 метров, а разлет осколков - полкилометра. Как полагает обвинение, деятельность группы была направлена на "устрашение населения, дестабилизацию общественной безопасности" с целью повлиять на республиканские власти и добиться "установления законов и условий жизни в соответствии с нормами шариата". Готовя теракты для других, подозреваемые погибли сами.

Незадолго до взрыва машины в августе 2012-го сотрудникам ФСБ удалось выйти на след этой группы фанатиков и получить санкцию на прослушку их телефонных разговоров. Позже следствие установило, что организатором группы был Давид Дорохов из Тюменской области, который, по данным ФСБ, контактировал с подвижниками Шамиля Басаева.

Также в группу входили еще три человека из взорванной машины - ее водитель - казанец Салахов, уроженец Дагестана Рамазан Курбанов и гражданин Узбекистана, имя которого в суде не называлось. По версии обвинения, под влиянием Курбанова, связанного с Кизлярским джамаатом, члены группы "стали фанатично исповедовать ислам" и "соблюдать меры конспирации, характерные для северокавказского бандподполья". Его же обвинение считает ответственным за выбор мест совершения теракта.

Уголовное дело в отношении погибших при взрыве машины было прекращено, а Тауфику Байбекову предъявлены обвинения. В ходе предварительного следствия Байбеков подробно рассказывал, как к нему домой привозили большие партии сырья для бомб, как он с Курбановым делал из обрезка стальной трубы оболочку будущего взрывного устройства, как заливал ее раствором, маскируя под бордюрный камень, и как слышал от Дорохова, мол, нужно сорвать Универсиаду и провести теракт против полицейских. Однако в ходе судебного разбирательства Байбеков от части признаний отказался.

Его адвокат Физули Балафендиев в прениях заявил, что считает несостоятельной и неубедительной саму формулировку обвинения:  с тем, что члены группы пытались оказать воздействие на светскую власть с целью установления норм шариата. Он также отметил, что в ходе предварительного следствия на Байбекова оказывалось давление, и тот "дважды пытался вскрывать себе вены, не видя иного способа избежать давления".

По версии защиты, сам Байбеков никого взрывать не собирался,  занимался лишь изготовлением макета для будущей бомбы, а к найденным в его мастерской и бане устройствам, в том числе бутылке с коктейлем Молотова, отношения не имеет. И его отпечатков на них нет. Ранее на допросах в суде подсудимый и его отец предположили, что эти вещи могли оставить либо погибшие знакомые Байбекова, либо... сотрудники правоохранительных органов. В свою очередь, гособвинитель заверил, что эти намеки полностью опровергаются доказательствами по делу, и объяснил, что Байбеков лишь потому признает факт изготовления фиктивного бордюра, что подбросить столь габаритный объект нереально.

Когда на процессе дали слово самому Тауфику Байбекову, он сказал, что согласен с адвокатом и что за год в тюрьме смог многое обдумать. Теперь переживает лишь за больных родителей, поэтому надеется на гуманность суда. "Искренне раскаиваюсь, не дай Бог, чтобы когда-нибудь в дальнейшем такое произошло", - заявил обвиняемый. 26 сентября ему будет предоставлено право выступить с последним словом.