Ветеран Шаляпинского Сергей Ковнир: «Назимовался в Казани, мечтаю о киевской весне»

Ольга ЮХНОВСКАЯ
Ветеран Шаляпинского Сергей Ковнир: «Назимовался в Казани, мечтаю о киевской весне»

Солист Украинской национальной оперы им. Шевченко Сергей Ковнир, определенно, феномен Шаляпинского фестиваля. Киевский бас задействован в восьми спектаклях (всего их в афише 11) и двух гала-концертах!

В плотном графике Ковнир нашел время для интервью «Вечерней Казани».

- Сергей, десять раз выходить на сцену за недолгий фестивальный период - это настоящий марафон!

- Когда занимаешься любимым делом, то это не работа на износ. Беспокоит, что накануне «Аиды» немного горло подстудил, но не критично, все меры приняты. Я не имею права подвести публику и театр. А чтобы восстановиться, мне достаточно хорошенько выспаться. Другое дело, что есть такие партии, после которых надо на сутки закрыться и - молчать. После премьеры «Дона Карлоса», помнится, я не мог заснуть, до того эмоции переполняли, и мы с женой сели в машину и в абсолютном молчании ездили по ночному Киеву до аэропорта и обратно несколько раз.

- Со стороны кажется, на сцене вы всегда абсолютно спокойны. Так ли все гладко на самом деле?

- Не бывает полного спокойствия, артист волнуется всегда. По ощущениям, буквально на одном дыхании прошел «Борис Годунов» - энергетика на сцене была потрясающая. Такова фестивальная специфика: в один день с утра я репетировал партию Пимена в «Борисе», а вечером исполнял в «Трубадуре» партию Феррандо, при том что у меня была годичная пауза. И хотя дважды репетировали, да и сам спектакль прошел отлично, все равно беспокоился. Поэтому «Трубадур» показался более тяжелым. Зато в первые два дня, во время премьеры «Пиковой дамы», прекрасно себя ощущал. Моя любимая опера, да еще в таком феерическом сценическом формате! В Киеве она сейчас снята с репертуара, но это никак не связано с политикой. Видимо, руководство театра ждет… хорошего тенора. Если бы казанцы сейчас привезли в Киев «Пиковую», ну или «Аиду», это был бы фурор!


- Вы, можно сказать, ветеран Шаляпинского…

- Сотрудничаю с вашим театром с 2009 года, выезжал на зарубежные гастроли в составе казанской труппы. На площадке театра им. Джалиля мои профессиональные навыки стремительно развивались, ведь артист растет только в сложном и сильном коллективе. В Казани все сошлось: замечательный репертуар, лучшие творческие силы. Отдельно выскажусь о хоре: с лучшим составом артистов я еще никогда не работал. И низкий поклон главному хормейстеру Любови Дразниной.

- При очень плотном гастрольном графике хватает времени для работы в родном театре?

- Вполне, ведь и моя семья - жена и двое детей - живут в Киеве. Приглашали меня однажды в один знаменитый театр в Германии, большие деньги предлагали, но я отказался. Знаете почему? Не видел перспектив для творческого развития. Все предсказуемо и, честно говоря, скучновато. А мне обязательно нужен разноплановый репертуар. На родине меня все устраивает и ничто не мешает выступать за рубежом. Было время, в Германию несколько лет как к себе домой ездил: пел в «Макбете», «Набукко», «Евгении Онегине». Но чтобы полностью перебраться? Нет, не мое.

- Какие произведения пользуются у киевлян особенным вниманием? Есть ли спрос на так называемую национальную оперу на украинском языке?

- Спрос нормальный. Традиционно народ идет на оперы «Наталка Полтавка», «Запорожец за Дунаем», «Ярослав Мудрый». Был у нас «Тарас Бульба» Лысенко, но его сняли из-за дряхлости. А сейчас, в канун 150-летия киевской оперы (эта дата будет отмечаться в сентябре), задумались о том, чтобы ее потихоньку восстановить. Режиссер уже поручил мне выучить самую масштабную сцену из этого спектакля под названием «Сiч».

- Вы не раз заявляли, что ваша самая любимая - партия Филиппа в «Доне Карлосе». О какой же роли мечтаете?

- Конечно же о Борисе Годунове! Что мешает? Нет режиссера, который увел бы за собой. В режиссуре вся загвоздка. Ведь к этой драме не один год надо готовиться. Да, я могу заключить контракт за рубежом, но там никакого настоящего «Бориса Годунова» быть не может - всюду модерн, который, кстати, зрителю европейскому уже изрядно приелся. Хочу петь Бориса в классическом варианте: в исторических декорациях, со всеми атрибутами, в настоящей царской шубе, в конце концов.

- Чем порадуете казанскую публику на гала-концерте?

- Исполню партию Альвизе из довольно редко исполняемой оперы «Джоконда» композитора Амилькаре Понкьелли, а также прекрасную украинскую песню «Дывлюсь я на нэбо».

- В юности, еще до музучилища и консерватории, вы получили специальность газосварщика...

- Так ведь я из рабочей семьи! Родители заводские: папа - слесарь, мама в машбюро работала... Навыки, полученные в профтехучилище, успешно применяю дома. Мужчина должен уметь гвоздь забить, кран, розетку починить, люстру повесить. Скоро у нас новоселье, и мы с женой шутим: дочку и сына родили, дом построили, пора и деревья с цветами сажать. Как раз с гастролей привез луковицы сортовых голландских тюльпанов. Достаточно назимовался я в Казани, жду с нетерпением киевской весны.

Справка

В репертуаре Сергея Ковнира свыше двух десятков оперных партий, в том числе такие как Гремин («Евгений Онегин»), Сурин («Пиковая дама»), Пимен («Борис Годунов»), Захария («Набукко»), Рамфис («Аида»), Командор («Дон Жуан»), Тимур («Турандот»)... Гастрольные маршруты Ковнира: Германия, Дания, Италия, Испания, Нидерланды, Франция, Япония, Россия.