Владимир Вдовиченков рассказал казанцам про «Тварь»

Айсылу КАДЫРОВА
Владимир Вдовиченков рассказал казанцам про «Тварь»

Только на один день смог приехать в Казань актер Владимир Вдовиченков - принял участие в презентации татарстанской картины «Байгал», в которой снялся по приглашению своего друга, режиссера Ильдара Ягафарова, и снова улетел в Москву. В «Байгале», современной мелодраме по сценарию Мансура Гилязова, Вдовиченков играет следователя. Роль не главная, но ключевая: так или иначе с ним связаны все герои картины.

- Скажи, Володя, а сколько тебе заплатили? - очень искренне и очень громко поинтересовался у Вдовиченкова сценарист Виктор Мережко сразу после того, как зрителям показали отрывки из «Байгала».

- Потом скажу, - смутился Вдовиченков. - Но не всем.

«Всем» актер рассказал, чем заинтересовал его «Байгал», о своей работе в театре, о знаменитых коллегах и, конечно же, о планах:

- В «Байгале» я увидел историю «маленького человека», которая в результате не выливается в какой-то героический подвиг. Это история «маленького человека», загнанного обстоятельствами в тупик. Он, как в античной трагедии, не властен над ними: не может их изменить и в отчаянии обращается к высшим силам. Таких историй мало в современном отечественном кинематографе, обычно у нас любят и жалуют истории про героев.

Главного героя в «Байгале», этого самого «маленького человека», играет замечательный казанский актер Ренат Галимов. Режиссер Ильдар Ягафаров, он жесткий очень. Я когда приехал, он мне сразу заявил: «Володька, у нас тут все серьезно! У меня артист всегда на все готов!» И к Ренату тут же обращается: «А ну-ка плачь!» И мне: «Смотри, смотри, он плачет!»...

Я сейчас нигде не снимаюсь. Но вроде собираюсь, пока не знаю, получится ли. Мне тут предложили фантастическую историю, она называется «Тварь». Короче: живут мужчина с женщиной. И у них ребенок пропал без вести. Они, не зная, что делать, обращаются в приют, хотят взять оттуда ребенка. И вот пока идет сбор документов, они проходят мимо какой-то сторожки и слышат выстрел. Прибегают в сторожку, а там сторож застрелился. И ребенок с ним рядом. Живой. Они внезапно понимают, что хотят взять именно этого ребенка. А какая-то монашка им говорит: «Не берите этого мальчика, не берите! С ним связана очень странная история...» Но они все равно берут этого ребенка, который день за днем начинает приобретать черты их родного, когда-то пропавшего сына. В итоге этот ребенок доводит одного из героев фильма до самоубийства. Жуть!..

Режиссер и автор сценария «Твари» Ольга Городецкая зовет меня сниматься в этом фильме-хорроре вместе с женой - прекрасной артисткой Еленой Лядовой. Некоторые супруги-актеры вместе не любят сниматься - например, Валентин Гафт с Ольгой Остроумовой. Они говорят, что это неправильно. А мы с Леной еще не знаем, правильно это или нет. Попробуем...

...С Остроумовой и Гафтом я познакомился на съемках картины «Подлец». К сожалению, этот фильм оказался совсем никому не нужным. А я был уверен, что он «выстрелит»!..

Сыграть в «Подлеце» меня пригласил сын Остроумовой - режиссер Михаил Левитин - младший. Там снялись все его родственники: мама, отчим - Валентин Гафт, сестра - Ольга Левитина. Мы играли сумасшедшую историю про вора-домушника, который зашел в квартиру, где жила женщина, страдающая оттого, что не может выдать замуж дочь. Это такая гротесковая комедия, где я играл грабителя. Но, видимо, излишним гротеском мы напугали прокатчиков. Мне так жаль!

На съемках было очень интересно. Помню, однажды на Ольгу Остроумову шипела ее дочь: «Мама, ты все не так делаешь!» А она ей, громко и строго: «Я здесь не как мать, а как актриса!»...

С Львом Дуровым я на этих съемках познакомился. Стыдно признаться, я даже не знаю его отчества: он всем представлялся Левой. Лев Константинович он был?.. Лев Константинович снимался после инсульта, с подвижностью у него были проблемы, но с внутренней хитростью проблем не было. Он мог довести партнера до истошного крика! Обладал колоссальной внутренней энергией и хулиганским азартом. Было очень приятно с ним работать: никогда не было понятно, с какой стороны он тебя уколет.

Я работаю в Вахтанговском театре. Из всех ролей, которые там играю, мне очень дорога роль Астрова в «Дяде Ване». Ну, во-первых, это Чехов, а во-вторых, спектакль поставил невероятной глубины режиссер - Римас Туминас. Я очень люблю театр, потому что он все время дает тебе возможность реабилитироваться. В кино - а я критично очень отношусь к своим работам: и тут налажал, и там налажал! - возможности реабилитироваться нет. Недавно у нас был 211-й показ «Дяди Вани». Я сыграл не все 211 спектаклей - у нас разные составы, но, скажем, 190 точно. Так вот, наверное, только после пятидесятого спектакля стал понимать, о чем там речь вообще и о чем я играю.

Популярность той или иной роли не предугадаешь. Я не знал - да и откуда? - что страшно популярной окажется «Бригада». Когда этот сериал еще только готовился к показу, это было в 2002 году, я хотел просить монтажера вырезать несколько «моих» сцен, чтобы я мог показать при устройстве на работу в театр. Я тогда институт как раз заканчивал. Да, поздновато: мне было 30 лет уже. В таком возрасте некоторые карьеру заканчивают, а я собирался начинать. И вот на мою просьбу вырезать сцены из «Бригады» с Филом мне сказали: «Не переживай! Выйдет этот фильм - сразу звание заслуженного артиста получишь!» Я, конечно, не поверил. Правда не ожидал, что так быстро стану популярным. А «заслуженного» получил в 2012 году...

Я никогда не видел более профессионального артиста, чем Богдан Сильвестрович Ступка. Мы снимались с ним на Украине в «Тарасе Бульбе» у Владимира Бортко. Вечером все, конечно, выпивали. Примерно до часу ночи засиживались. Но каждое утро ровно в девять самым свежим на площадке был Ступка. Побритый, умытый, одетый с иголочки, а главное - он знал весь текст! Текст сложный, корявый, его очень много, этого текста. А он знает его назубок! Сейчас никто так не умеет, поверьте мне, я с кем только не снимался! Все сейчас слабаки...

Я страшно злился на съемках «Тараса Бульбы», даже мазал медом стул режиссера, чтобы его покусали осы! Потому что не знал, как еще выразить свой протест. Съемки были очень непростые!..

 Сцену, когда Остапа, которого я играл, казнили, снимали зимой. Холодина стояла - минус десять! Массовку собрали на площади - 500 человек, не меньше. Я «зарядился» и говорю текст: «Дай же, Боже, чтобы все, какие тут ни стоят еретики, не услышали, нечестивые, как мучится христианин!» Поднимаю глаза на массовку и вижу, что все 500 человек - все эти еретики, снимают меня на телефон!..

Ну, потом Остапу, как вы помните, долго ломают палкой кости... А потом он говорит в душевной немощи: «Батько! Где ты? Слышишь ли ты?» Я знал, что Ступки на съемках этой сцены не было, его отдельно потом снимали. И страшно удивился, когда вместо него дрожащим голосом ответил мне режиссер Бортко: «Слышу! Слышу!» И заплакал...