Волонтеры другие. Их мобилизует чужая боль

Ирина ПЛОТНИКОВА
Волонтеры другие. Их мобилизует чужая боль

Завтра вечером в Казани завершит работу уникальная выставка трагических и счастливых историй - историй о пропавших детях. Как не терять своих близких и увеличить шансы найти их живыми, рассказывает экспозиция "Не по-детски", созданная волонтерами движения "Лиза Алерт". Только в Татарстане с их помощью было проведено 56 акций по поиску пропавших, тридцать человек найдены живыми, восемь до сих пор в розыске.

Побывав на бесплатной выставке в КРЦ "Родина" (ул. Баумана, 44/8), папы и мамы узнают, зачем фотографировать своего ребенка минимум раз в полгода, а еще могут получить образец индивидуальной карты ребенка. Волонтеры считают, что у всех родителей должна быть такая карта с указанием ФИО и прозвищ ребенка, его роста и веса, подробнейших примет, контактов школы, учителей, руководителей кружков и больниц. "В шоковом состоянии родители часто не могут вспомнить эти важные для розыска вещи, а время уходит", - объяснил "ВК" куратор отряда "Лиза Алерт" по Татарстану, Чувашии и Марий Эл Рафаэль Нуруллин во время мини-экскурсии по выставке.

В Москве эта выставка проходила в центре современного искусства "Винзавод", в Брянске - в краеведческом музее, в Казани же на площадях культурно-развлекательного центра удалось всего за пару дней сформировать ни на что не похожее пространство с уходящими вверх лестницами, оклеенными листовками "Пропал ребенок!", со свисающими сверху фото пропавших детей, картами и историями их поисков, воспоминаниями родных и очевидцев.

Некоторые посетители покидают выставку со слезами на глазах. Это тяжело - вспоминать, узнавать по новой шокировавшую всю страну историю, как в Брянске в 2012-м искали пропавшую вместе с коляской девятимесячную Аню Шкапцову, а через три недели выяснилось: малышку убили родители. Заново переживать за 4-летнего Сашу Кононова из Подмосковья, чей урок выживания в лесу растянулся на три дня, горевать о 9-летней Саше Целых, которая пропала на пляже - отошла за кусты, и больше ее никто не видел. Поиск не закрыт. На выставке представлена и история 5-летней Лизы Фомкиной, ее именем в 2010-м назван поисковый отряд (второе слово названия alert в переводе с английского - "тревога"). Лиза заблудилась в лесу осенью вместе с тетей, тело женщины нашли раньше, погибшую Лизу - только на десятый день. Позже эксперты установили: малышка продержалась девять дней.

За три года число членов отряда достигло 5 тысяч. Это студенты, рабочие, айтишники, бизнесмены, пенсионеры, домохозяйки... В Татарстане поисковое движение на новый уровень вывела история с челнинской второклассницей Василисой Галицыной. Ей на выставке организаторы посвятили отдельную комнатку - без окон. На одной стене - рассказ о случившемся, на другой - письмо, написанное самими волонтерами от лица Василисы. А напротив входа - слова от лица свидетеля, который мог бы спасти ребенку жизнь, спугнуть убийцу, но равнодушие помешало: "я не вмешиваюсь", "у меня нет времени", "я тот, кто не оборачивается", "не лезет в чужие дела", "я не виноват". Волонтеры - другие. Их мобилизует чужая боль.

- За этот год после поисков Василисы изменилось многое, у людей, которые пришли, был порыв сердца, большой факел в груди: хотим помогать, но опыта нет. Нельзя же просто сказать: прочешите местность. Нужно объяснить, с каким интервалом выставлять цепь людей, как отмечать квадраты на карте, что делать, если что-то нашел, - говорит координатор Татарстанского отделения "ЛА" Айгузель Хайриева.

Желающим помочь волонтеры рады всегда. В поисках лишних людей не бывает - чем больше участников, тем шире охват. Золотыми часами волонтеры называют первые три часа с момента пропажи, поэтому в случае пропажи детей ждать нельзя. Анализ поисков показывает, что если заявка о пропавшем поступила в первые сутки, живыми находят 98 человек из 100, если во вторые - лишь 48. От оснащения поисковиков тоже многое зависит. Но желающих спонсировать поиски предупреждают: денег не берем, а вот от навигаторов, компасов, фонарей не откажемся. Матпомощь может заключаться и в экстренной распечатке листовок.

"Был безумный случай под Москвой - по дороге из музыкальной школы девочку из маршрутки высадила кондуктор: не хватило нескольких рублей за проезд. Когда девочка по памяти дошла до станции, примерно через 8 часов после пропажи, весь район был оклеен листовками с ориентировкой, и ее  опознали", - вспоминает Рафаэль Нуруллин.

Выставка для волонтеров - дело "непрофильное", однако на первой экспозиции они не остановились - открыли в Москве еще одну под названием "Мелочи". "На ней мы рассказали об ошибках взрослых, о причинах, почему пропадают дети. У ребенка нет шаблонов поведения: до него не донесли, что вода, лес, чужие люди - это опасно, что делать, если потерялся. Часто сталкиваемся с тем, что родители ничего не знают о детях - ни с кем общается, ни телефоны друзей, ни где бывает", - рассказала по телефону координатор всероссийского отряда "ЛА" Ирина Воробьева. И не исключила, что когда-нибудь "Мелочи" привезут в Казань, правда, вопреки названию, эта выставка получилась не слишком транспортабельной.