"Вот деньги, не подавайте на нас в суд..."

Марина ЮДКЕВИЧ
"Вот деньги, не подавайте на нас в суд..."

Семьи погибших в казанской катастрофе "боинга" 17 ноября 2013 года, которым выплачено российским страховщиком и правительством Татарстана по 3 млн рублей, вправе получить многократно большую компенсацию, утверждают американские юристы. Вчера "ВК" побеседовала с Артуром Балленом, адвокатом, сотрудничающим с Podhurst Orseck Р.А. - компанией из Майами, специализирующейся на делах, связанных с крушениями самолетов. Именно г-н Баллен, в частности, представлял интересы семей погибших  в авиакатастрофе под Иркутском в 2006-м...

- Почему семьям жертв катастрофы самолета татарстанской авиакомпании намерены предложить свои услуги юристы из США?

- Авиакомпания "Татарстан" арендовала тот самолет у AWAS (Ирландская лизинговая компания. - "ВК"). Такое лизинговое соглашение  предусматривает, что, если что-то происходит с судном, дело не может быть рассмотрено в российском суде - только в США. Это условие - об исключительной юрисдикции американского суда - распространяется и на пассажиров. Более того, по этому соглашению пассажиры имеют страховку, которую оплачивает Lloyd’s of London (Старейшая английская страховая корпорация. - "ВК"). Поскольку мы находимся в США, для работы по этому делу мы нашли надежных партнеров здесь, это фирма "Татюринформ".

Я объясню, на чем основывается уверенность, что потерпевшие от казанской катастрофы могут получить компенсации. Есть ответственность владельца самолета и то, что лизинговое соглашение предусматривает, что пилот должен быть компетентен. А нам стало известно, что у командира было свидетельство пилота, выданное так называемой "мельницей по выдаче дипломов", т.е. чем-то вроде колледжа, который просто собирает деньги за дипломы. Выходит, лизинговая компания отнеслась к этому халатно.

- Правильно ли я поняла, что возможность этих выплат связана с определением виновности той или иной компании? У нас это очень долгий процесс, и не факт, что такая виновность будет признана...

- Есть латинское выражение res ipsa loquitur - "дело говорит само за себя". Вы садитесь в самолет и не возвращаетесь - это само по себе говорит о вине авиакомпании. Я работаю в этой сфере примерно с 1959 года, за это время был только один случай, когда авиакомпания отказалась признавать свою ответственность за катастрофу. Когда южнокорейское воздушное судно было расстреляно Советским Союзом (1 сентября 1983 года советским истребителем был сбит пассажирский "Боинг 747". - "ВК"), авиакомпания сказала: это не наша вина. Но американский суд решил: нет, это все-таки вина авиакомпании, поскольку самолет пересек границу! Мы как раз занимались этим делом...

- О суммах какого масштаба может идти речь?

- Конкретно мы пока не знаем. Но по опыту можно сказать, что речь может идти о суммах, в десять раз превышающих выплачиваемые в России. У нас принято считать, что, когда человек погибает, необходимо компенсировать весь тот доход, который он мог бы заработать, доживи он до старости. Или, например, погибает жена-домохозяйка: она поддерживает порядок, дает советы, успокаивает... словом, является ценной частью жизни мужа. И американские суды каждую из этих функций оценивают в долларах.

Например, мы представляли интересы семей погибших в авиакатастрофе 2006 года в Иркутске, где погибли 124 пассажира. Там было такое же соглашение с лизинговой компанией, и нашими клиентами были 117 человек. Нужно учесть, что люди в Иркутске значительно меньше зарабатывали, чем татарстанцы, многие из них жили в деревянных домах с удобствами на улице... Так вот, их семьи получили в итоге от 350 до 500 тыс. долларов.

- А сколько получаете вы?

- С первых трех миллионов рублей, которые потерпевшие получают с нашей помощью, мы ничего не берем. Следующие полтора миллиона - это оплата наших услуг. Все, что сверх этого, - две трети семье, треть нам.

- Должны ли будут семьи погибших, которые захотят с вашей помощью получить компенсации за рубежом, отказаться от российских страховок и других выплат?

- Согласно моему опыту и тому, что мне говорят российские партнеры, в вашем законодательстве нет никакого запрета потерпевшим получать выплаты помимо тех, что выплачивает российская власть.

- А какова вероятность, что для получения выплат не придется ввязываться в судебный процесс? От этого ведь зависят сроки...

- До судебного процесса доходит примерно в 10 процентах случаев. В остальных случаях компания говорит: вот деньги, не подавайте на нас в суд. У нас были дела, в которых мы приходили к соглашению со страховщиком всего за 150 дней. А было, что судились 2,5 - 3 года. В Иркутске соглашение было достигнуто через 6 месяцев, правда, еще 5 месяцев ушло на получение денег, а некоторые семьи все-таки обратились в суд. Готовясь заключать контракты с семьями погибших в казанской катастрофе, мы подумываем о 150 днях, но пока я не уверен... В целом мы рассчитываем прийти к соглашению в течение года. 

- Как вы думаете, много ли людей захотят заключить с вами договоры?

- Понятия не имею. В Иркутске к нашим услугам обратились порядка 95 процентов потерпевших, но здесь ситуация несколько иная: все-таки людям сразу выплатили какие-то деньги, и многих это впечатлило. А многие могут испугаться подписывать договор с нами, потому что не сознают размеров компенсаций, которые они на самом деле вправе получить...

- Скорее, наши люди боятся испортить отношения с властью... 

- А она никак не будет задействована в этом деле. В суд на российское правительство никто не будет подавать.