Вот только татарский выучить ему не удалось

Валентина ПАХОМОВА
Фото Александра ГЕРАСИМОВА.

Впервые в зарубежном научном мире современный Казанский кремль стал темой докторской диссертации по социологии. А защищать ее собирается тридцатилетний магистр Кембриджского университета Вестурс Целминш. Больше года он провел в Казани - собирал материалы для научной работы. А перед отъездом в Англию посетил "ВК".

В редакцию молодой ученый пришел не только для того, чтобы поделиться своими впечатлениями о Казани. Его интересовали наши публикации о реставрации исторических памятников и переселении людей из ветхого жилья в центре города в Азино накануне празднования тысячелетия. Интерес к Казани, сказал Вестурс, возник в мире после того, как стало известно, что в городе с тысячелетней историей пройдет Универсиада.

Правда, сам Вестурс Целминш еще несколько лет назад, завершая учебу в Кембриджском университете, защитил магистерскую диссертацию о строительстве и развитии казанской мечети Кул Шариф.

- Я христианин-протестант, но меня интересует ислам, - говорит он. - И когда узнал, что в Казани построили самую большую в Европе мечеть, стал заниматься исследованиями ислама в Татарстане. Очень был удивлен тем, что в вашем городе в шестнадцатом веке была разрушена мечеть Кул Шариф, у которой было восемь минаретов. Я поездил по Европе, в ней немало мечетей, но столько минаретов не было и нет ни у одной. Что касается темы докторской диссертации "Казанский кремль - развитие в 1994 - 2012 годы", то ее предложил преподаватель Кембриджского университета, который был моим научным руководителем, когда я изучал историю мечети Кул Шариф.

На вопрос корреспондента "ВК", почему в докторской диссертации исследуется только одно пространство - Казанский кремль, Вестурс ответил так: "Кремль - историческое место, древнейшая часть города, он является главным общественно-политическим, духовно-религиозным и художественным комплексом Казани. В Кремле есть мечеть, Благовещенский собор, музей, Арбитражный суд, Эрмитаж-галерея. Здесь президент Рустам Минниханов принимает важные для республики решения. Посетив, скажем, мечеть, можно рассказать об исламе в Татарстане, а исследуя указы президента - о политической и экономической ситуации в республике".

Магистр знает несколько языков. Хорошо говорит и на русском, а шарма ему придает прибалтийский акцент. "Я ведь родился в Риге, когда еще был Советский Союз. Тогда в Латвии многие говорили на русском. Когда жил в родном городе, знал еще и немецкий. И прежде чем получить образование в Нью-Йоркском университете, выучил английский. Теперь совершенствую русский и очень хотел изучить татарский. Я снял комнату в квартире в центре Казани только потому, что в соседней комнате жили студенты-татары. Рассчитывал, что, общаясь с ними, быстрее выучу татарский. Но оказалось, что студенты не знают своего родного языка. Это удивило меня. Кстати, съем жилья у вас стоит дорого, почти как в Кембридже".

Выяснилось, что отношение к нашему городу у него двойственное:
- Казань очень красивая, с большой отличной историей. Мне было интересно слушать лекции по исламу, посещать мечети во время намаза. Но в городе, к сожалению, не сохранились исторические здания, которые являются патриотической начинкой. Для меня парадоксально, что во время подготовки к тысячелетию сделали новоделы, вместо того чтобы реставрировать те старые здания, которые рассказывали бы об истории города. Немало исторических памятников разрушено.

В отличие от европейских городов Казань, по мнению Вестурса, некомфортабельна для пешеходов. Машины заезжают на зебру, когда горит красный свет, а тротуары плохо расчищают от снега или вообще не чистят их ото льда. "Я приехал в Казань, у меня нет здесь машины. Хожу как турист пешком или езжу на автобусе. И мне непонятно, почему в самом историческом центре города - с улицы Университетской на Баумана сделали проезд для машин, - недоумевает он. - В европейских городах исторические центры, которые так любят посещать туристы, только для пешеходов. Не обустроена Казань и для машин. Это, конечно, негатив".

 Не используем мы, по мнению Вестурса, и выгодное географическое положение города, в частности, водные пространства для отдыха. Нет больших парков возле Казанки, Волги и Кабана. Есть скверы, но они, дескать, маленькие, в них не уединишься, как, например, в лондонском Гайд-парке, где можно посидеть на лужайке, почитать книгу.

- В Китае тратят большие деньги на строительство искусственных водохранилищ, возле которых устраивают площадки для отдыха. Но у вас столько рек и озер, а отдохнуть негде, - удивляется он. - А люди в Казани очень дружелюбные, я не почувствовал ни национализма, ни шовинизма. Вот только я пытаюсь понять, почему казанские девушки-мусульманки принимают решение носить платки. Традиционным головным убором казанских мусульманок был калфак. А платки носят женщины в арабских странах.

Защитить докторскую диссертацию о Казанском кремле магистр планирует в августе 2013 года. А потом собирается участвовать в конкурсе для докторов наук, которые хотели бы работать в Кембриджском университете. Зарплата, как сказал Вестурс, не главное: "Для меня главное - возможность совмещать работу преподавателя с исследовательской деятельностью в престижном университете Англии".