Врач пришла к больному ребенку и стала заложником

Марина ЮДКЕВИЧ
Врач пришла к больному ребенку и стала заложником

"Я не могу подойти к этому дому: меня трясет. А вчера на своем участке зашла в подъезд, лифт открылся, я увидела такую... большую женщину - и меня снова затрясло... Вообще сейчас не могу смотреть на больших женщин, трясет. Мне говорят, надо бы сходить к психологу, я и сама понимаю, что надо, но пока некогда"... - Доктор Елена Мещерякова старательно сохраняет спокойствие, даже время от времени изображает улыбку, но мне все-таки неловко: по сравнению с ней, пожалуй, и я такая... ну, довольно большая... Возможно, я тоже напоминаю этой хрупкой женщине о пережитом ужасе.

Понедельник для поликлиник традиционно тяжелый день: поступают вызовы ото всех, кто заболел в выходные. В понедельник, 3 марта, у участкового педиатра детской поликлиники №9 Казани Елены Мещеряковой по плану был прием больных с 16.00 до 19.00. Около 10 часов утра завотделением сообщила ей, что "надо взять еще один участок" - из тех, на которых постоянного врача нет.

Как и во всех казанских поликлиниках, в этой - она довольно крупная и на хорошем счету - нехватка участковых составляет 40 процентов. Как объясняет мне ее главврач, доктор медицинских наук Марат Садыков, обычно этот кадровый голод не сильно сказывается на работе, а вот когда сезонный подъем заболеваемости, как сейчас...

Словом, доктору Мещеряковой предстояло до и после своего приема в поликлинике обойти больных и на своем участке (там было больше 20 вызовов), и на втором (порядка 12 вызовов). Я ее спрашиваю: а все это возможно сделать за четыре часа, отводимые трудовым договором на работу на участке? "Мы не смотрим на время, работаем до последнего ребеночка", - просто объясняет она.

До этой квартиры, откуда был вызов к 6-летнему мальчику с температурой 38 и подозрением на ОРВИ, Елена Борисовна добралась лишь в 19.15. Она ж еще не знала, что атмосфера за этой дверью накалялась с самого утра и теперь достигла кипения, никак вроде бы не соответствующего предполагаемой тяжести состояния ребенка...

- Вызов от мамы - Любови Полевой - поступил в 9.55, - рассказывает главврач Марат Садыков. - Она сказала, что у ребенка температура 38, ей ответили, что врач будет в течение дня... В 18.28 мама позвонила повторно, была раздражена и на этот раз уже говорила, что прошлой ночью у ребенка были фебрильные судороги (такие судороги случаются у детей при температуре выше 38 градусов. - "ВК"). Ей объяснили, что в 19 часов врач заканчивает прием и сразу придет: эта семья живет в том же доме, где наша поликлиника занимает первый этаж...

Он включает аудиозапись этого телефонного разговора. Звучит голос мамы: "Вы что творите?! Вы что, хотите, чтоб я вас завтра по всем инстанциям протянула?!".

- В дверях квартиры стояла большая женщина. "У вас совесть есть?! - закричала она на меня. - Тебе целый день лень было подняться сюда!" - вспоминает Елена Мещерякова о своем приходе в квартиру Любови Полевой. - Там был 6-летний ребенок, старшая дочь-подросток и немолодой мужчина - я так поняла, муж. Я стала объяснять, что весь день ходила по вызовам и принимала больных, но они так кричали и бранились!.. От крика я теряюсь... Тогда я сказала, что не могу так работать, и повернулась к двери. И тут она меня то ли ударила, то ли просто толкнула, но так, что я отлетела от двери к кухне. Она крикнула: "Ты не уйдешь!".

После этого, говорит Мещерякова, она стала осматривать мальчика в комнате и слышала, как в это время в соседнем помещении мать говорит по телефону:

- Она звонила в скорую помощь, в полицию и говорила, что врач не хочет осматривать ребенка. Я подошла к телефону и все объяснила. После этого мать толчками загнала меня обратно в комнату, и дверь закрылась... 

- Когда мы приехали, я увидела женщину - большую, возбужденную, агрессивную. Рядом ребенок плакал, - рассказывает врач скорой помощи Румия Валиуллина. - Смотрю, слева - стеклянная дверь в комнату, а оттуда стучатся, говорят что-то! А дочка стоит, удерживает дверь. Спрашиваю: кто это стучится, мужа, что ли, заперли? И слышу: "Я участкового педиатра закрыла". Как так, да разве вы имеете такое право?! Это, говорит, мое дело. Тогда я предлагаю: давайте в комнату пройдем, я ребенка там посмотрю. Отвечает: "Нет, я ее оттуда не выпущу"...

Румия Валиуллина говорит, что при осмотре ею ребенка температура у того была 36,6, "ни хрипов не было, ничего". Но она предложила поехать в Республиканскую инфекционную больницу (РКИБ): "Если в анамнезе есть фебрильные судороги, мы обязаны госпитализировать, а со слов мамы, эти судороги были". Однако в больнице оснований для госпитализации ребенка не нашли...

- Вызов поступил в дежурную часть около 8 часов вечера. Полевая заявила, что врач-педиатр пришла на вызов, но ребенку-инвалиду не оказывает помощь, - рассказывает инспектор по делам несовершеннолетних отдела полиции "Савиново" Лилия Исакова (в поликлинике №9 "ВК" заверили, что этот ребенок ни на каком учете как инвалид не состоит). - Дверь мне открыла сама заявительница, тут же была ее старшая дочь, плачущий младший ребенок, по квартире ходил ее супруг, а дверь в зал была закрыта. Дочь удерживала дверь. Сразу я даже не поняла, что происходит, и очень удивилась, узнав, что за закрытой дверью находится врач. Тогда я прошла в зал... Врач была просто в шоковом состоянии!

По мнению Любови Полевой, никаких оснований жаловаться у доктора нет:

- У ребенка в 5.30 утра были фебрильные судороги. Своими силами я сбивала температуру. В поликлинике сказали: ждите в течение дня, врачей нет. В 18.30 я стала сомневаться, придет ли врач, и вызвала скорую помощь. Хотя больница рядом! Пришла врач, но стала говорить, что устала, и хотела уйти. Стоять, куда! Нет, ты будешь смотреть моего ребенка! Она начала меня оскорблять, говорить "ты дура" и что ее зятья-братья приедут и со мной поговорят... И никто ее не запирал: у нас в зале дверь не запирается, с ней там сидел мой муж.

Затем Любовь Владимировна выражает возмущение тем, что хоть доктор Мещерякова после всего этого и осмотрела ее сына, сделала это плохо: "Руки даже не помыла, смотрела ребенка в зале, а там ведь полумрак!". Возмущена она и врачом РКИБ, который отказал в госпитализации ее сына, по ее словам, даже не осмотрев его.

На следующий день, как сообщил "ВК" главврач 9-й поликлиники Марат Садыков, он сам договорился с РКИБ о госпитализации этого маленького пациента - "чтобы разрядить ситуацию", и за 6-летним ребенком снова прислали бригаду скорой... "Но ребенок отказался ехать в больницу, - объясняет Любовь Полевая. - Мы не смогли его уговорить". 

- Я уверена, что правильно поступила, - оценивает она свое поведение с доктором Мещеряковой. - Или что, я ей должна была красную дорожку постелить?! Даже на мои замечания она обязана была сказать: "Извините, пожалуйста, сейчас я осмотрю вашего ребенка". Я уже написала на нее жалобу министру здравоохранения. Какое отношение к людям!..

А Елена Мещерякова написала заявление в полицию с просьбой привлечь Любовь Полевую к ответственности за насильственное удержание.

- Это продолжалось около часа, - говорит она. - Они кричали, потом мат пошел, проклятия мне, моему ребенку... Даже 15-летняя девочка обращалась ко мне на ты, хватала меня, кричала: "Тебе все по барабану!", даже 6-летний ребеночек кричал: "Мама, она куда-то звонит!"... Я думала, меня могут и избить, и... Было страшно. Мне очень хочется это забыть, но я не смогу. Меня морально изнасиловали. И что за люди - целый день ждать, кипеть и не спуститься к дежурному врачу на первый этаж!..

В ОП "Савиново" сообщили "ВК", что проверка по заявлению Елены Мещеряковой проводится. А главврач Марат Садыков рассказал, что в его поликлинике уже появились случаи отказов врачей от посещения пациентов на дому. "И на нас, на скорую, тоже орут: задержки ведь действительно большие, много вызовов, а врачей нет, - сказала Румия Валиуллина. - Врач тут не виноват - виноваты те, кто решает, что будет с нашим здравоохранением".