Врачи в Татарстане сделали прививку мертвому ребенку?

Наталия ВАСИЛЬЕВА
Родители Азамата не стали ждать окончания следствия

Три миллиона рублей потребовала жительница Татарстана Гульшат Биктемирова от ДРКБ и Балтасинской ЦРБ в качестве моральной компенсации за смерть своего шестимесячного ребенка. Убитая горем мать убеждена, что если бы не преступное равнодушие медиков, то ее сына можно было спасти. Сегодня в Приволжском райсуде Казани по иску Биктемировой состоялось первое слушание, на котором медучреждения категорически отрицали свою вину и упирали на то, что следствие по уголовному делу о смерти ребенка еще не завершено.
 
На заседание суда 31-летняя жительница деревни Карадуван Балтасинского района Гульшат Биктемирова приехала в сопровождении мужа и родственников. Бледное лицо, дрожащие руки, потерянный взгляд - было заметно, что женщина чувствует себя плохо.

- Я не могу спать. Каждую ночь думаю о том, что врачи могли спасти моего Азамата, если бы не потеряли драгоценное время в районной больнице и по дороге в Казань, - сказала суду несчастная мать.

Напомним, ее шестимесячный сын скончался в ночь на 6 января. Вечером 5-го у ребенка поднялась температура, начались понос и рвота. Биктемировы в тот же вечер отвезли малыша в Балтасинскую ЦРБ. В 21.00 дежурный педиатр райбольницы осмотрела его. В 23.30 малыша отправили на скорой в Казань в ДРКБ с диагнозом «Острый аппендицит». При этом в Балтасинской ЦРБ, по словам Гульшат Биктемировой, не смогли найти медсестру для сопровождения. В итоге скорая поехала сначала в деревню Сосну, чтобы забрать из дома медсестру, затем заехала на заправку - в машине не было бензина! Только в первом часу ночи скорая реально выехала в Казань. По дороге у ребенка начались судороги.
 
В ДРКБ приехали около двух часов ночи, дежурная бригада медиков начала оказывать помощь, но младенца спасти не удалось. Как показало вскрытие, проведенное в ДРКБ 6 января, он умер от менингита, осложненного отеком мозга на фоне «генерализованной инфекции». Это предварительный диагноз, зафиксированный в медкарте маленького Азамата.

По факту смерти ребенка СУ СКР по РТ 29 февраля возбудило уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности, вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей» и назначило комплексную судмедэкспертизу. 

Однако, не дожидаясь завершения следствия, Гульшат Биктемирова вышла с иском к Балтасинской ЦРБ и ДРКБ о компенсации морального вреда в размере 3 млн рублей.
- Жизнь моего ребенка оценить в деньгах невозможно, но согласно федеральному законодательству я имею право на компенсацию, - пояснила она сегодня на суде.

В свою очередь представители двух лечебных учреждений не согласились с предъявленными требованиями.

- Медэкспертиза, назначенная следствием, еще не завершена. А значит, вина медиков в законном порядке не установлена, - заявила защита ДРКБ. - Когда ребенка доставили в клинику, пульс у него не прощупывался. Мальчик, можно сказать, находился в состоянии клинической смерти. Реанимационные мероприятия длились 50 минут, но без успеха.

- Между действиями персонала Балтасинской ЦРБ и смертью мальчика нет причинно-следственной связи, - заявила представитель райбольницы. - Как показало вскрытие, ребенок умер от менингита. Вот тут мать сказала, что ребенок заболел 5 января. Между тем согласно посмертному эпикризу у него началась рвота еще 2 января. Родители связывали ее с приемом препарата «Пантогам».

- Неправда, - возразила Гульшат Биктемирова. - Врачи неправильно трактовали мои слова. Они спросили меня: «Когда у Азамата в последний раз был стул?» Я сказала, что 2 января. На рвоту мы не жаловались.

- А откуда у ЦРБ заключение патологоанатома? Ведь вскрытие проводили не у вас? - перешел в наступление защитник Гульшат Биктемировой Роберт Фазлеев. - И почему медики, видя, что умирает младенец, не вызвали санавиацию? Сейчас XXI век, вертолеты летают.

Ответов не последовало.

В свою очередь старший помощник прокурора Приволжского района Айрат Исхаков обратился с ходатайством приостановить рассмотрение гражданского иска Биктемировой до окончания следствия по уголовному делу.

- Все медицинские документы, изъятые из больниц, приобщены к материалам уголовного дела. Без них выяснить обстоятельства смерти ребенка и виновных невозможно, - пояснил он.

По итогам заседания суд принял решение удовлетворить ходатайство прокуратуры.

Однако защита несчастной матери осталась недовольна таким поворотом. Как сообщил «Вечерней Казани» Роберт Фазлеев, Гульшат Биктемирова намерена обратиться в Приволжский райсуд с частной жалобой и добиться продолжения слушаний.

- Гражданский процесс поможет ускорить ход следствия. Ведь обычно «врачебные дела» затягиваются на год и больше и виновные находят способ уйти от ответственности, - пояснил он.

- Возможно, врачи успеют переделать записи в больничных журналах регистрации и других документах, - поделилась опасениями Гульшат.

Впрочем, записи в медицинских документах уже сейчас вызывают сомнения. Женщина показала корреспонденту «Вечерней Казани» посмертный эпикриз, составленный в ДРКБ. В документе указано, что Азамату Биктемирову «25 января проведена вторая вакцинация АКД + полиомиелит» (!), то есть спустя три недели после смерти. И дата под документом стоит странная - «06.2016».

- Смерть ребенка — трагедия не только для родителей, это и для врачей огромный стресс. Видимо, причиной описок в посмертном эпикризе стало волнение доктора, который его заполнял, - предположила в разговоре с корреспондентом «ВК» замглавврача ДРКБ Гульнара Клетенкова. - На самом деле прививка была сделана в декабре.