«Враги сожгли родную хату»: казанские кинематографисты оплакивают студию кинохроники

Элеонора РЫЛОВА
Фото ГУ МЧС России по РТ

Пожар в здании, где много лет размещалась легендарная Казанская студия кинохроники, случился вечером 28 ноября. ЧП стало символическими «похоронами» центра татарстанской кинематографии с более чем полувековой историей.

Сигнал о возгорании двухэтажного кирпичного особняка на территории технополиса «Химград» (бывшая «Тасма») поступил на пульт дежурного в 17.58 от очевидца. К моменту прибытия пожарных огнем была охвачена кровля. Сегодня на Восстания, 98 работали дознаватели. Но причины пожара уже предположительно известны. Как сообщили в пресс-службе МЧС РТ, с ноября 2014 года бывшее здание Казанской студии кинохроники не эксплуатировалось и не имело хозяина, поэтому доступ в него был не ограничен. Двухэтажный особнячок облюбовали бомжи, которые, по всей видимости, и стали виновниками ЧП. По данным пожарных, возгорание возникло в одной из комнат на втором этаже, затем по деревянным балкам перекрытия огонь переметнулся на чердак и кровлю, треть которой полностью выгорела. Общая площадь пожара составила 350 кв.м.

Сгоревшая киностудия, бывшая некогда оплотом татарстанской кинодокументалистики, - не столько материальная, сколько духовная потеря. Ее стены помнят Андрея Тарковского, Никиту Михалкова, Киру Муратову, Ларису Шепитько, Станислава Говорухина, Александра Митту и многих других прославленных деятелей культуры, которые проводили здесь свои творческие вечера. Здесь свой путь в кино начинала известный казанский режиссер Марина Разбежкина.

Художественный руководитель продюсерского центра «Иман-фильм», кинооператор и режиссер Николай Морозов признался корреспонденту «Вечерней Казани», что известие о пожаре он встретил со слезами на глазах. По его словам, раньше в Казани было всего две кинопроизводящие структуры: киноредакция Казанской студии телевидения и Казанская студия кинохроники. В КСК было три больших просмотровых зала, студия звукозаписи, в начале 2000-х там начали строить кинопавильоны, снимать игровые фильмы.

- Но у руководства КСК не было задачи сохранить и возродить. Нас, старых сотрудников, выгнали, набрали новых, половину оборудования разворовали. Там был очень большой механический участок, так фотографии токарных и фрезерных станков, которые там стояли, можно было увидеть на сайте бесплатных объявлений. Хорошие камеры, объективы, все, что может использоваться в современном кинопроизводстве, потихоньку исчезало, - рассказывает Николай Морозов.

Но самой большой ценностью были архивные кинопленки. «Какую-то часть передали в Госархив РТ, и уже потом за большие государственные деньги эти документы были отреставрированы. А все ли было вывезено, все ли передано - никто вам не скажет, потому что учета толком не было», - поясняет Морозов.

Союз кинематографистов Татарстана неоднократно выдвигал различные предложения по спасению легендарной студии, которая находилась в ведении федерального центра, писал слезные письма председателю российского союза Никите Михалкову и президенту РФ Владимиру Путину. Один из возможных вариантов - сделать в этом месте учебную базу института культуры. Но это требовало больших финансовых вложений, которые тогда республика не смогла потянуть. К тому же на смену старым технологиям неумолимо приходили новые, цифровые, не требующие больших помещений и громоздкого оборудования. Так что спасать старую киностудию не стали…

- Какие у меня ощущения? Как при потере близкого человека, - заявил корреспонденту «ВК» бывший главный редактор Казанской студии кинохроники Роберт Копосов. – Конечно, мы все знали, что этот «человек» уже старый, больной и не шевелится, но когда он еще и сгорел, его осталось только похоронить. Вчера мы обменивались мнениями по этому поводу и прозвучала фраза: «Враги сожгли родную хату». Это была родная хата для нас.