Вспоминая Аркадия Шофмана

ВК
Вспоминая Аркадия Шофмана

Сегодня отмечается 100-летний юбилей одного из выдающихся профессоров Казанского университета - Аркадия Семеновича Шофмана (1913 - 1993). Под влиянием его лекций сформировалось мировоззрение нескольких поколений учителей истории Казани и республики. Они помнят лекции по античной истории, которые в студенческом кругу шутливо и иронично называли "сказки дедушки Шофмана".

Он родился в Белоруссии  в многодетной еврейской семье, учился в Ленинграде, преподавал в Ашхабаде, а после землетрясения 1948 года переехал в Казань. Более трех десятков лет он руководил кафедрой всеобщей истории, воспитал не одно поколение учеников, написал несколько монографий по истории античной Македонии. Шофман обладал талантом организатора научных исследований, умел собирать вокруг себя коллег и студентов. Даже недруги признавали, что он был "идеальным заведующим кафедрой", хотя, как известно, идеальных людей не бывает.

В наши дни такой типаж ученого почти не сохранился. Профессорская фактура его облика гармонично сочеталась с академической манерой общения, блестящим знанием латинского и древнегреческого языков. Несколько десятков кандидатов и докторов наук вышло из научного семинара "Античный понедельник", которым Шофман руководил более четверти века. Для своих учеников он оставался чутким наставником и образцом бесконечной преданности своей науке. Блестящий рассказчик, он заразил любовью к истории слушателей своих лекций.

Уроки Аркадия Семеновича Шофмана не прошли бесследно для его учеников. Он влиял не только своими лекциями и беседами, а всем образом, стилем жизни. Это была жизнь настоящего профессора, у которого рабочий день начинался в пять утра и был наполнен научной и преподавательской работой. Никакой суеты: две страницы в день было его обычной нормой, которую он сам для себя определил.

Оценивая способности "шефа", мы далеки от стремления к его посмертной канонизации. Для всех тех, кто его знал, он оставался живым, доступным человеком со своими слабостями и заблуждениями. Одним из определяющих его качеств было то, что он любил людей, они были ему интересны. Шофман любил шутку и хороший анекдот. Пожалуй, единственным развлечением в его жизни были кафедральные посиделки по праздничным датам, банкеты по случаю юбилеев коллег, защита диссертаций аспирантов.

Парадоксально, но Шофману, бесконечно влюбленному в Грецию и Македонию, удалось побывать только в Италии. Железный занавес ограничивал возможности историков в получении непосредственных впечатлений о предмете своего исследования. Конечно, такие препоны затрудняли научные контакты. Тем не менее в архиве Шофмана сохранились десятки писем от известных антиковедов Барбизонской школы во Франции, германских историков, славистов из Югославии и Болгарии, что свидетельствовало о международном признании его научного авторитета.

Шофман имел немодную сейчас гражданскую позицию: он был патриотом своей страны. Он искренне верил в торжество социалистических идей, в возможность справедливого общественного устройства. Аркадий Семенович трагически воспринял события 1991 года - развал СССР. Только теперь, спустя годы, мы осознаем, что в его переживаниях не было наивности, а было более глубокое понимание исторической катастрофы и ее последствий для страны. Шофман лучше нас знал историю рождения и гибели великих империй, в том числе и империи Александра Македонского, он знал, чем заканчивается распад мировых держав...

В конце своей жизни Шофман издал книгу "Древний мир в лицах и образах", в которой в популярной форме поведал о событиях и персонажах античной истории и культуры. Спустя годы мы понимаем его мудрость, поскольку не каждому ученому удается превратить процесс погружения в мир истории в увлекательный рассказ. В наши дни проблема популяризации истории и поиск новых форм влияния на формирование исторического мышления подрастающего поколения россиян становится одной из важнейших государственных задач. Недаром столько бесконечных дискуссий ведется по поводу концепции единого учебника истории.

Осенью 1993 года, когда мы провожали Аркадия Семеновича в последний путь, декан исторического факультета профессор Индус Резакович Тагиров сказал: "Закончилась эпоха... эпоха Шофмана на истфаке...".  Точнее и не скажешь, этой фразой был определен масштаб фигуры Шофмана и его место в ряду историков Казанского университета. Спустя двадцать лет можно констатировать, что осмысление роли Шофмана в становлении и развитии казанской исторической школы второй половины XX века еще только начинается. Вероятно, в ближайшие годы будут написаны диссертации, посвященные изучению вклада А.С. Шофмана в отечественное антиковедение и славистику. Но это предстоит сделать уже следующему поколению историков. Сегодня мы вспоминаем Шофмана с надеждой на то, что сохранятся традиции, заложенные нашими учителями, и не прервется "времен связующая нить". 15 ноября историки произнесут любимый тост "шефа": "Опрокидон с пирамидоном!!!".

Лидия СЫЧЕНКОВА, доктор исторических наук

Да, А.С. Шофман был замечательным Учителем. Мне особенно запомнилось его внимательное отношение к новичкам, которые, по сути, еще ничего не умели. Уже на первом курсе можно было выступать на равных с профессорами и доцентами на заседаниях "Античного  понедельника". Это доверие подкупало и преисполняло чувством ответственности. Спасибо доктору исторических наук Л.Сыченковой за ПАМЯТЬ. Прекрасная статья.