Вышли в поле, укололись... Глядь, деревня Иннополис!

Марина ЮДКЕВИЧ
Фото Александра ГЕРАСИМОВА.

В первые годы Кремниевой долины никакой территории на карте под названием Кремниевая долина в США вообще не было; это прозвище много лет спустя придумал один журналист... Инновационный центр в Подмосковье получил  простецкое  имя "Сколково", как соседняя деревня: типа станет он известен на весь мир, вот это скромное имя и прославится... В Татарстане обошли и тех, и этих: в Верхнеуслонском районе старинную деревеньку Елизаветино, по соседству с которой будет строиться инновационный центр, гордо переименовали в Иннополис. В приблизительном переводе - город, где внедряются новшества...

...За фанерной табличкой "Иннополис" - короткий гравийный участок дороги, ведущий к площадке, похожей на огромный полураскопанный курган. Месяц назад где-то здесь Дмитрий Медведев с Рустамом Миннихановым заложили в бетонную плиту под будущим инновационным центром капсулу с флеш-картой, которая донесет до будущих молодых обитателей Иннополиса напутствие отцов-основателей (если пытливая молодежь будущего выколупает эту флешку из бетона)... После этого было сделано все, чтобы пытливые современники не оставили потомков без напутствия: сакральная плита, похоже, скрыта где-то под этим слоем грунта.

Дальше дорога как таковая уже отсутствует полностью, но если вам не жаль свою машину, то километра через полтора вы попадете в деревню Иннополис. Здесь такая тишина, что уши закладывает. Разве что пчелы жужжат. И первый встреченный нами (как же правильно-то - иннополисец, иннополисянин?..) Владимир Филатов оказывается, кстати, пчеловодом. Так-то он, объясняет, казанец, но, выйдя на пенсию, по много месяцев живет в этой деревне. Так что тема переименования его живо интересует. 

- Сначала я был против, и другие тоже. И само слово как-то не того... Да и зачем это нужно?! - говорит Владимир. - Но замглавы района Осянин на сходе более-менее внятно это объяснил: если этот Иннополис оформлять как новый населенный пункт, то это очень долго, лучше чтобы он как бы вошел в нашу деревню... Наши, конечно, спросили: "А нам чего с этого будет?". Потому что если бы под это дело дорогу сделали - вот это было бы да! Но Осянин сказал: "Насчет дороги золотых гор не обещаю"...
- Ну и?..
- Ну и знаете, мне как раз понравилось, что много не обещают!..

А и правда, раз власть не обещает ничего хорошего, так, значит, точно не обманет! Рассуждая таким глубокомысленным образом, мы доходим до забора "пограничника". Пограничником называет себя Айрат Ибатуллин: его хозяйство на границе деревни, и, видно, по этой причине офицер в отставке вывесил над ним аж два флага.

Скоро 30 лет, как он поставил здесь дачу, но кирпичный дом смыло. "Вон сверху талые воды шли, - он указывает за деревья, в направлении стройплощадки Иннополиса, - и много домов сползло. Мужики, чтобы страховку получить, даже пытались доказать, что причиной было землетрясение! Но какое здесь может быть землетрясение - только оползень, да и то разве что от бестолковой человеческой деятельности". Потом Айрат поставил другой дом взамен сплывшего и теперь живет здесь значительную часть года, даже завел пчелок по примеру соседа Владимира.
- Тут природный Клондайк! - сообщает Ибатуллин. - И красота, и экология, и родники... Глина какая-то лечебная, помнишь, Володь,  знахарки приезжали?
- Ну да, - подтверждает Филатов. - Целительницы какие-то, вроде из Москвы, за моим участком целый мешок голубой глины набрали и увезли.

- А вы, - спрашиваю я, - не опасаетесь, что со строительством этого Иннополиса вас отсюда захотят... ну, подвинуть?
- Хороший вопрос! - констатирует Владимир. - Народ в самом деле испугался, особенно бабушки, что вот придут толстосумы, скажут: "Нам здесь нравится, мы будем здесь строить загородные дома и все такое... А вам взамен вон на горе щитовой домик дадим". Может быть, дадим!

Ударение ставится на "может быть". Ведь и мысль, что могут не дать взамен вообще ничего, для нашего человека не выглядит неправдоподобной. "Единственное, что нас несколько обнадеживает, - говорит Айрат, - что свидетельства о собственности на землю у нас ведь  есть... И еще то, что тут овраги, оползни, строить неудобно...". И будто осознавая по мере изложения этих аргументов, на сколь зыбкой основе держится надежда, он добавляет:
-  Государство нас имеет, конечно. За годы жизни привыкли, что так оно и есть. Но хочется верить, что новое - это все-таки хорошо... А кстати, как чухнули, что грядут перемены, народа в деревне стало больше! Вот соседкин внук давным-давно не показывался, а на днях вижу - приехал, забор ставит. Сейчас землю у нас продают по 25 - 30 тысяч за сотку,  а скоро, наверное, подорожает!

Вместе с казанцами, приезжающими в Елизаветино лишь летом или, как  Владимир и Айрат, проводящими здесь более значительную часть года, население деревни составляет порядка трех сотен, но настоящих деревенских, живущих тут постоянно - всего 19 человек. Последние не собираются продавать свою землю и потому ее стоимостью не особо интересуются (хотя зря: подорожает - придется платить больший налог), а вот то, что родная деревня вот так, с бухты-барахты, оказалась Иннополисом, их смущает.

Но все же когда в конце июня их собрали на сход, и власти - районные и приезжие из Казани - стали предлагать переименование, 15  проголосовали "за". "Да не то что из уважения... - Владимир Филатов ищет правильные слова и наконец находит. - Привыкли: они же - власть, а против желания власти идти бессмысленно"...
- Ну что это за название?! - дивится баба Зоя. - Сроду была деревня Елизаветино. Как нам дед говорил, была во Введенской слободе барыня Елизавета, и вывела она из того своего имения несколько семей. Кого на Жучку сменяла, кого как...
- В 1860 году это было, - поясняет ее подруга Валентина Егоровна, - под самый-самый конец крепостного права.

- Высадили их во-он там, - баба Зоя указывает ровно на то место повыше деревни, где месяц назад на стройплощадку будущего Иннополиса высадились и Дмитрий Медведев с Рустамом Миннихановым... - А мужики огляделись и говорят: "Что же мы будем делать тут на горе? Место лысое, вода, лес далеко...". И стали просить барыню Елизавету: "Позволь нам спуститься ниже!". Она позволила, и они спустились сюда и основали нашу деревню, а за то, что барыня дала им это хорошее место, в честь нее деревню назвали Елизаветино. 

Зоя Ивановна, довольная появлением новых слушателей,  рассказывает, как во время войны мамки пахали на себе и жали вручную, и как в жуткий мороз хоронили четырех летчиков, которые перегоняли самолет на фронт из ремонта, да разбились вон в том овраге - видно, самолет плохо отремонтировали... Когда она переходит к современности, уже кажется, что со времен той легендарной барыни в быте деревни не много изменилось. "Зимой уж так плохо, так плохо... - она качает головой. - Пустота - ни собачьего следа! Ни проехать  скорой, ни пройти никому... Мы с соседкой, что вот в этом доме напротив живет, все зиму только по телефону разговариваем".

- А этой зимой нам повезло, - внезапно смеется баба Зоя. - Аж двое выборов были, так дорогу целых два раза чистили! Иннополис...

"Все будет хорошо, - твердо заявляет Рамис Миначев, глава Введенско-Слободского поселения (в его территорию входит Елизаветино). - Иннополис - это будет налог на землю в наш бюджет, в новом поселке деревенские получат доступ в современную поликлинику, магазины!" Глава получает служебные дивиденды на предполагаемое будущее благополучие жителей уже сейчас: ему выдали новенький "Фиат". Вот только пойдут дожди, и в деревню Иннополис на нем уже не проедешь - разве что на танке...

 

 Айрат Ибатуллин и Владимир Филатов: хочется верить, что новое - это все-таки хорошо

Отличная статья! и смешно, и грустно..