"Я должна знать, что закон разрешает полиции делать с моим сыном"

Инна СЕРОВА
"Я должна знать, что закон разрешает полиции делать с моим сыном"

Пятнадцатилетнего Платона Егорова и двух его друзей полиция задержала по пути домой в "детское" с точки зрения закона время - около восьми вечера. Ребята возвращались от приятеля и оказались в участке, хотя общественного порядка не нарушали. Родители об этом узнали не от полиции, а от самих детей, успевших дать о себе знать до того, как у них забрали мобильные телефоны. Полицейские передали детей мама и папам, что называется, без лишних формальностей. И за полтора месяца, которые минули с тех пор, мама Платона Евгения Шевченко не смогла добиться от правоохранителей внятного ответа на простой вопрос: насколько законным было то задержание.

Вопрос о законности - отнюдь не риторический. Иногда достаточно одного привода, чтобы внести в официальную биографию подростка существенные коррективы. Его могут взять на карандаш в инспекции по делам несовершеннолетних, внести в какую-нибудь базу - и вот, глядишь, он в числе тех, кого "пробивают" при любом "молодежном" происшествии в районе. И никого уже не интересует: а был ли вообще привод и было ли за что приводить?

Платона Егорова с друзьями, как утверждает в жалобе прокурору РТ Кафилю Амирову его мама, "приводить" было не за что. 16 октября он с друзьями провел вечер у приятеля, записывая музыку. Родители были в курсе, где дети, чем занимаются, когда собираются разойтись по домам. Подростки дошли до дома №42 на улице Восстания, где живет один из них, когда к ним подъехала патрульная машина. Полицейские остановили, обыскали ребят, велели им сесть в машину, предупредив, что, если не подчинятся, их погрузят силой, и доставили в отделение №11 на улице Восход. Услышав в машине переговоры по рации, подростки сообразили, что полиция ими заинтересовалась из-за того, что в одном из соседних дворов сработала сигнализация на "Оке"...

В отделении Платон отправил матери эсэмэску: "Перезвони мне". Женщина дозвонилась, он успел сказать ей, где находится. А вскоре телефоны у ребят забрали и сим-карты из них вынули, объяснив, что их надо проверить - не краденые ли эти мобильники и "симки". Когда же в полицию приехали родители задержанных, их тут же отпустили и сотовые вернули, не оформив это ни протоколами, ни актами. "А у меня, отдавая мне Платона, не спросили даже паспорта, - вспоминает Евгения Шевченко. - Меня это очень удивило, получается, могла прийти чужая тетенька, назваться мамой, и у полиции даже сомнений не возникло бы, можно ли ей доверить подростка". Удивило ее и другое: если ребят задержали, как это у нас нередко делается, для выяснения личностей, то почему сразу же и не выяснили, кто они. Простым и логичным способом - связавшись с родителями.

Шевченко стала выяснять, кто виноват, что ей не сообщили про задержание сына. И наткнулась на глухую стенку: дежурный по отделению №11 Дамир Санаев даже отказался назвать фамилии членов экипажа ППС, доставившего подростков в отделение, а на ее письменную жалобу в полицию ответа не пришло. Мать решила довести дело до логического конца - добиться правовой оценки случившегося.
Женщина направила жалобу прокурору республики. Естественным порядком эта жалоба спустилась в прокуратуру Московского района. А оттуда пришел ответ: если она недовольна действиями полицейских, то вправе обратиться в суд и даже потребовать компенсацию за причиненный моральный вред.

- Не надо мне разъяснять закон, я его знаю, - говорит женщина. - Я обратилась в прокуратуру, чтобы там проверили законность действий полицейских. А до тех пор, и в этом-то все дело, предъявить суду мне просто нечего. Не потому, что сотрудники полиции закон не нарушили, а потому, что они, возможно, вполне сознательно не оставили документальных подтверждений своих действий. Ответа на мою жалобу из ППС до сих пор нет. Проверка по моей жалобе проведена формально. Я ведь немного прошу: если в полиции закон соблюдают, так и напишите, а если нет - напишите, что нет, и заставьте соблюдать! В конце концов, я должна знать, что закон разрешает полиции делать с моим сыном. Может, его постоянно будут в отделение забирать, и это не противоречит закону?

...Платон Егоров теперь всюду ходит с паспортом - на случай, если его для установления личности снова станут забирать в полицию. Но его маме очень хотелось бы иметь полный список всех поводов, которые могут у нас служить достаточным основанием для привода - ну, чтобы знать, где еще соломки подстелить.