"Я - красивая женщина!"

Айсылу КАДЫРОВА
"Я - красивая женщина!"

Самая популярная танцовщица России Анастасия Волочкова прибыла в Казань в субботу утром. На железнодорожном вокзале ее встречали администраторы театра им. Мусы Джалиля и журналисты.

Волочкову, про которую сейчас говорят, что она любимая балерина директора Татарского оперного театра Рауфаля Мухаметзянова, пригласили на гала-концерт Нуриевского фестиваля. И она любезно согласилась исполнить в Казани вместе с танцевально-акробатической группой из Киева и партнером Ринатом Арифуллиным два номера...
Арифуллина можно было принять за администратора команды Волочковой. Пока Анастасия давала интервью моим коллегам с телевидения, он стоял в сторонке, успевая одинаково по-хозяйски и следить за ходом беседы своей партнерши, и приветствовать киевских акробатов (они ехали в разных вагонах). Потом именно у него представители театра Джалиля уточняли, не будет ли возражать Анастасия Волочкова, если корреспондент "ВК" возьмет у нее интервью по дороге от вокзала до театра. Арифуллин дал добро. И я оказалась с Волочковой в салоне BMW.

- Настя, вы впервые будете участвовать в фестивале, который носит имя Рудольфа Нуриева. Скажите, видели ли вы этого танцовщика в 1989 году, когда он приезжал в ваш родной Ленинград?

- Я хорошо помню и это потрясающее событие, и то, что мне тогда не удалось попасть в Мариинский театр, где он танцевал "Сильфиду" с Жанной Аюповой. Я уже училась в Вагановской академии, знала и понимала, кто такой Нуриев. Для меня он был бог! Мне трудно представить, гастроль какого современного танцовщика может сегодня вызывать такой трепет. Сегодня интерес к классическому балету не такой, как раньше.

- Вы имеете в виду интерес публики?

- Да. Но и свой тоже, честно говоря. Я совершенно сознательно станцевала как классическая балерина  свой последний спектакль два года назад. Это была "Жизель", мне было 33 года. Все! Отныне в классических балетах я не танцую. Мне тесно в жестких рамках классики. И теперь я очень горжусь, что стала первой классической балериной в мире, которая сама придумала и сама осуществила цикл выступлений в формате концертных шоу. При этом я не принадлежу ни одной труппе, ни одному театру. Я свободна и очень счастлива!
- Где вам работалось наиболее комфортно - в Мариинском или в Большом театре?

- Конкуренция, зависть и подлость присутствуют в любой балетной труппе. Но я думаю, что петербургской балерине в Москве намного сложнее, чем московской - в Петербурге. В Мариинском театре я прекрасно понимала, что про меня за моей спиной наверняка говорят гадости. Но напрямую с этим не сталкивалась, потому что Петербург - город интеллигентных людей. А в черствой Москве, в завистливом Большом театре столкнулась с такой мерзостью, с такой травлей, что вспоминаю былое как кошмарный сон! Вы не представляете, как это было нелегко - стоять в кулисах, готовиться выйти на сцену исполнить 32 фуэте и слышать, как тебе в спину коллеги вразнобой шипят: "У тебя ничего не получится, даже не надейся!". Как-то танцевала в Большом "Лебединое озеро". Захожу в антракте в гримерную комнату, чтобы после "белого" акта переодеть костюм для "черного". И что вижу? Лежит моя черная пачка, но все камушки, все перышки с нее срезаны! Вспоминаю сейчас и поражаюсь: как я все это вынесла?

- Я бы спросила иначе: для чего вы все это терпели? Какая была цель?
- Все началось с Вагановского училища. Уже в детстве я понимала, что попала в мир, где все маленькие девочки - это уже маленькие женщины. Коварные. Могут мстить тебе за хорошие отметки, за то, что ты лучше танцуешь... Но я все это терпела, потому что у меня была цель: стать выдающейся балериной. Постепенно я ее добилась. Я, кстати, отличный пример для современных детей, мечтающих сделать карьеру в балете. Я начала учиться балету, не имея никаких для этого данных! Но бесперспективность, о которой мне тогда говорили все знатоки, меня не остановила. Я много трудилась, я годами  вкалывала. И стала балериной! Сегодня меня упрекают, что я не упускаю случая продемонстрировать со сцены свой шпагат, свою феноменальную растяжку. Но все те, кто упрекает, даже представить не могут, каких трудов мне стоило добиться такой растяжки. И поэтому плевать я на всех хотела - буду "тыкать" своей растяжкой, буду демонстрировать ее, потому что непросто она мне досталась, я горжусь ей.
- Вас упрекают еще и за то, что, работая  в  Мариинке и в Большом, вы не смогли ужиться ни с одним педагогом...

- Я, наверное, единственная балерина в мире, которая по своей воле поменяла огромное количество выдающихся педагогов. Я уживалась со всеми, а меняла их, чтобы успеть взять уроки от всех них - легендарных артистов. Никто, кроме меня, не может похвастать сегодня, что репетировал с Инной Зубковской, Натальей Дудинской, Ольгой Моисеевой, Габриэлой Комлевой, Екатериной Максимовой, Мариной Кондратьевой, Ниной Семизоровой, Натальей Бессмертновой, Надеждой Павловой, Риммой Карельской... Представляете, какая у меня "база"? Опыт какой? И все это я сейчас могу передать подрастающему поколению. Скоро в Москве откроется несколько творческих школ Анастасии Волочковой. Это школы для детей, где будут преподавать хореографию, вокал, актерское мастерство, эстетику и этикет. У меня есть бесценный ресурс - это мое имя. Бесценный, потому что не имеет цены. И это имя, я так хочу, будет работать во благо деток.

- Вы как зритель ходите сейчас в театр на классические балеты?
- Ой, нет... Мне этот балетный тупняк с принцами и лебедями так надоел... Я еще тринадцать лет назад поняла, как это смертельно скучно - танцевать лебедя  у озера, уже тогда начала задумываться о способах привлечения массового зрителя к искусству танца.
- Настя, легче или труднее вам стало работать после того, как вы вышли из состава партии "Единая Россия"?

- Я очень горжусь, что нашла в себе силы выйти из этой партии. Посмотрите на меня: я - красивая женщина, к чему мне быть каким-то там членом?! Все, конечно, сразу всполошились, начали приглашать вступить в другие партии. Но я никуда больше вступать не буду. Ни за что. Никакой партбилет не поможет мне собрать аншлаг. Да и не помогал никогда. Только имя, мое имя. И не партия мне мое имя сделала!

 

Фото Александра ГЕРАСИМОВА.