"Я не деревянный солдат"

ВК
"Я не деревянный солдат"

Казанский полицейский выиграл суд у нижнекамского адвоката по делу о компенсации морального вреда. Поводом для  иска стала адвокатская жалоба в прокуратуру на действия оперативника. В разговоре с корреспондентом "ВК" старший оперуполномоченный по особо важным делам угрозыска МВД по РТ Марсель Гафаров рассказал, что "заказывают" его не в первый раз, и пообещал направить взысканные средства в детские дома.

За последние две недели подполковник Гафаров дважды оказывался в центре информационного скандала. В первый раз это произошло в конце января, когда МВД по РТ сообщило о задержании нижнекамского адвоката Ирины Плотниковой после передачи 1 млн рублей. По версии следствия, взятка предназначалась  сотрудникам управления собственной безопасности МВД за увольнение подполковника по мотивам, порочащим честь стража порядка.

- Чтобы убедить Плотникову, оформили фиктивный рапорт - будто бы я находился на работе в нетрезвом состоянии, - рассказал "уволенный". - Эта история со взяткой сотруднику УСБ - классический пример, как в Нижнекамске такие вопросы решаются. Коррупция зашкаливает, такое слияние оргпреступности и чиновников, и все на фоне завода, где большие деньги крутятся... И адвокат Плотникова, которая, кстати, является гражданской женой обвиняемого Игоря Куска, имела большие связи. Давая взятку, она хотела двух зайцев убить. Они почему-то считают, что все свидетели по делам "Мамшовских" и "Кусковских" дают показания с оглядкой на меня.

По словам Гафарова, это не первая попытка "дискредитировать и извалять его имя в грязи". Вот уже пять лет он плотно занимается разработкой нижнекамских банд, и за это время криминалитету удалось добиться отстранения нескольких полицейских.  "По делу "Мамшовских" много людей в погонах пострадало, некоторых увольняли по формальным признакам", - говорит Марсель Гафаров.

Но судился Марсель Гафаров не с адвокатом Плотниковой, а с ее коллегой Николаем Петровым. В марте 2013 года тот пожаловался прокурору Нижнекамска на оперативника, занимавшегося допросом свидетелей по делу группировки "Кусковские". По жалобе начались  проверки, которые, как позже писал оперативник, причинили ему "глубокие нравственные страдания". Гафаров говорит, что в жалобе автор не поскупился на оскорбительные сравнения, странные намеки личного характера и не соответствующие действительности сведения.

В июле подполковник подал иск в Нижнекамский горсуд, требуя с автора 150 тысяч рублей. "Они думали, что раз работник угрозыска, то можно с ним не церемониться, а я не деревянный солдат, у меня за плечами два высших образования, включая Университет МВД России и двадцать лет службы", - рассказывает истец.

К своему иску он приложил результат независимой лингвистической экспертизы, сделанной в Москве. Но Нижнекамский суд в сентябре встал на сторону адвоката. А вот Верховный суд РТ в декабре, напротив, счел иск оперативника обоснованным и постановил взыскать с обидчика 20 тысяч в счет компенсации морального вреда и 27 тысяч рублей в счет расходов на проведение экспертизы. Сведения, распространенные адвокатом, суд признал порочащими честь и репутацию офицера и не соответствующими действительности, обязав ответчика опровергнуть их.

Исполнять судебное решение адвокат Петров не спешит. В МВД говорят, что он скрывается от судебных приставов. Однако корреспонденту "ВК" без проблем удалось найти его по телефону. "Заседание Верховного суда РТ прошло без моего участия, буду обжаловать решение", -  сообщил Николай Петров и отметил, что писал жалобу в прокуратуру, исполняя свои профессиональные обязанности, и излагал в ней то, о чем ему рассказали свидетели.

Ирина НИКОЛАЕВА

Я, адвокат Петров Николай Алексеевич, ответственно заявляю:1.Я не являюсь членом Нижнекамского филиала адвокатской палаты РТ, у меня свой адвокатский кабинет.2.Я не знаком с Мамшовым Александром и никогда не контактировал с ним.3.Я не знаком с Куском Игорем и ни когда не контактировал с ним.4.Я никогда не защищал членов группировок «Мамшовские» или «Кусковские» и они ко мне за помощью не обращались.5.Во время расследования уголовных дел в отношении руководителей и членов группировок «Мамшовские» и «Кусковские» я не пытался скомпрометировать  действия полицейских, т.к. не принимал участия в расследовании этих дел и даже если бы желал, не имел возможности представить как ложный донос показания обвиняемых,  которые пошли на сотрудничество со следствием. Я даже не знаю, кто ещё кроме Куска и Мамшова проходят обвиняемыми и не знаком с ними.6.Я не писал жалобы на полицейских. Я написал одну жалобу в прокуратуру на действия подполковника полиции Гафарова М.Б., который оскорблял, унижал и угрожал расправой, в том числе и физической мне лично. Он был уверен в безнаказанности своих действий, т.к. это происходило в кабинете начальника УБОП за железными дверями и свидетелей не было. В соответствии с законом я имею право обжаловать незаконные действия сотрудников полиции и я реализовал свое право.7.По моей жалобе в прокуратуру должно было быть проведено не служебная проверка, а прокуратура должна была проверить обоснованность моей жалобы. В статье указывается, что  ни одно из изложенных в жалобе обвинений служебная проверка не подтвердила. 8. Не указывается, что суд оставил без рассмотрения главную часть требований Гафарова М.Б., который просил суд признать не соответствующими сведения, распространённые мной в отношении его в обращении от 12.03.2013г. №312, а именно: сведения о применении им ко мне и к Гарайшиной Л.М. недозволенных методов воздействия, их запугивании, оскорблениях и угрозах в их адрес, о его уклонении от службы в армии, о его личной заинтересованности и обязать меня опровергнуть указанные сведения путем направления в Прокуратуру РТ и МВД РТ подписанного мной письма следующего содержания: «Сведения о применении Гафаровым М.Б. к Петрову Н.А. и Гарайшиной Л.М. недозволенных методов воздействия, их запугивании, оскорблениях и угрозах в их адрес, об уклонении Гафарова М.Б. от службы в армии, о личной заинтересованности Гафарова М.Б.(обращение Петрова Н.А. от 12.03.2013г. №312) не соответствующими действительности.9.Лингвистическая экспертиза не проводилась и поэтому не понятно, почему во всех статьях указано, что она признала оскорбляющими честь и достоинство мою жалобу на действия подполковника полиции Гафарова.  Было бы самому интересно посмотреть, чем мог оскорбить простой адвокат подполковника полиции, награждённого медалью «За боевое содружество». В армии Гафаров действительно не служил. В 17 лет, после школы поступил в Академию МВД.10.Ни в одной статье не говориться, что Нижнекамский городской суд РТ полно всесторонне и объективно рассмотрел дело по иску Гафарова и отказал ему в удовлетворении его требований. 11.Ни в одной статье не говорится, что Гафаров обжаловал решение суда в ВС РТ, но по странным обстоятельствам я и мой адвокат, Кудрявцев В.Г., не получили ни копии апелляционной жалобы, ни повестки в су***зание места и времени рассмотрения апелляционной жалобы Гафарова. В день, когда рассматривалась апелляционная жалоба Гафарова, мой адвокат, был в Казани в ВС РТ и принял бы участие, ели бы его или меня известили  надлежащим образом.  О решении Верховного Суда РТ я случайно узнал от адвоката Плотниковой И.П., жены Куск Игоря, с которой участвовал в одном судебном процессе в Тукаевском районном суде РТ и которая сообщила мне, что ВС РТ отменил решение Нижнекамского городского суда и принял новое решение в пользу Гафарова и что Гафаров разместил об этом информацию в Интернете и второй день празднует это событие. 12.Моё мнение по вопросу кому это нужно. В Татарстане развалилось уже несколько «дутых» дел по ОПГ и суд присяжных выносил вердикты о невиновности подсудимых. В настоящее время Куск, как стало мне известно, знакомится с материалами дела и скоро предстанет перед судом. В статье говорится, что обвиняемые, выразившие согласие на сотрудничество со следствием, отказываются от такого сотрудничества и дело Куска может быть очередным большим минусом для полицейских. При таких обстоятельствах единственный выход опорочить адвокатов любым способом – провокацией на взятку, простой клеветой, уклонением  от проверки жалоб на произвол со стороны правоохранителей с тем, чтобы суд вынес решение, что вышеуказанные обвиняемые и свидетели отказались от обвинительных показаний под давлением недобросовестных адвокатов и поэтому к их показаниям следует отнестись критически, а принять во внимание последовательные и взаимосвязанные показания, которые они давали в ходе следствия.