"Я пела не только для британской королевской семьи"

Айсылу КАДЫРОВА
"Я пела не только для британской королевской семьи"

Солистку Мариинского театра Екатерину Семенчук считают одним из лучших меццо-сопрано нашего времени. Она поет в родной Мариинке, в "Метрополитен-опера", "Ковент-Гарден", "Ла Скала", в оперных театрах Франции, Аргентины, Китая, Японии... На XXIX Шаляпинском фестивале Семенчук исполнила партию Марины Мнишек в "Борисе Годунове" Мусоргского. Так безупречно, что ее дебют в Казани можно считать триумфальным.

За час до начала спектакля Екатерина Семенчук дала интервью корреспонденту "ВК".

- Где вы впервые исполнили партию Марины Мнишек?

- В Монте-Карло. Это был "Борис Годунов" в знаменитой постановке Андрея Тарковского для лондонского "Ковент-Гарден". Мне посчастливилось работать с клавиром с пометками Тарковского. Для меня правило: в трактовке роли не отходить ни от смысловых акцентов режиссера, ни от музыкальных - композитора. О персонаже своем всегда много читаю. Вы, кстати, в курсе, что Марина Мнишек в жизни была миниатюрной, хрупкой и черноволосой? Внешне мы с ней не похожи, но в театре допустимы такие вольности. Главное - верно передать характер. Мнишек была умнейшей женщиной своего времени, сильной духом... Готовя или откладывая на будущее ту или иную роль, я всегда стараюсь адекватно оценивать степень своей зрелости - индивидуальной и профессиональной. К какой-то партии я готова, до какой-то еще не доросла. Последнее, что я подготовила, это партия Дидоны в "Троянцах" Берлиоза.

- В мире оперы у певцов или певиц больше возможностей откладывать роль на будущее?

- У басов, если говорить о певцах, и у меццо-сопрано, если говорить о певицах. Считается, что с годами голос у них "раскрывается", становится тембрально богаче. Но все индивидуально, конечно же. И к старости - а все мы люди - и силы уже не те, и дыхание.

- Катя, знаете ли вы художественные фильмы, где наиболее правдиво была бы отображена закулисная жизнь мира оперы?

- Пожалуй, таких вообще нет. Мои любимые фильмы, так или иначе связанные с миром оперы, это "Фицкаральдо" и "Воццек" Вернера Херцога. Если не смотрели, настоятельно рекомендую.

- Я почему-то думала, что вы назовете "Вокальные параллели" Рустама Хамдамова. Там есть эпизод, где одна из героинь говорит: "Одно сопрано ненавидит другое сопрано. Одно сопрано ненавидит и меццо-сопрано. А меццо-сопрано ненавидит и другое сопрано, и меццо-сопрано, и вообще всех". Это правда?

- Я не смотрела этот фильм. И не дай Бог никому такой правды. Я не хочу жить с ненавистью. Я совершенно искренне считаю, что голос всегда показывает, какое у тебя нутро. Восхитительный вокал не может быть у завистливого, сочащегося ненавистью человека. Обладатели выдающихся голосов всегда очень приятные и скромные люди, насколько я знаю. А знаю и пела я со многими звездами: с Хосе Кура, с Пласидо Доминго, с Владимиром Огновенко. И певиц могу назвать - Анну Нетребко, Ольгу Бородину, Маквалу Касрашвили... Выдающийся вокал всегда целебен. Помните эту знаменитую историю про Ахматову? В 1961 году она лежала в больнице с очередным инфарктом и услышала по радио, как великая Вишневская поет Пятую Бразильскую Бахиану Вила-Лобоса. Она написала потом стихи "Слушая пение", где есть такие строчки: "И такая могучая сила зачарованный голос влечет, будто там впереди не могила, а таинственный лестницы взлет". Уверена, Вишневская ее спасла. Я сама, когда мой близкий друг лежал в госпитале, приходила к нему в палату и пела. И это ему помогло. Я, кстати, после этого случая перестала сомневаться и решила стать певицей, а не врачом.

- Вас называют любимой певицей принца Чарльза. Именно вас он пригласил выступить на церемонии своего бракосочетания с Камиллой Паркер-Боулз...

- Мое выступление было подарком от имени фонда попечителей Мариинского театра, принц Чарльз - патрон и меценат этого фонда. Мы с ним давно знакомы... Да, это была его идея, чтобы во время церемонии церковного благословения молодоженов в часовне святого Георга Виндзорского замка я исполняла православный "Символ веры" на музыку Александра Гречанинова. Сначала архиепископ Кентерберийский Роуэн Уильямс провел церемонию венчания, а потом я пела.

- А трудно было подобрать наряд? Ведь наверняка каждая мелочь была регламентирована?

- Специально к этому событию строгий бежевый костюм - длинную юбку и жакет - мне подарили владельцы компании "Ede & Ravenscroft", официального поставщика британской королевской семьи. По протоколу я должна была быть еще и в шляпе, но петь в шляпе - неэстетично. И мне сделали такую штучку, что-то типа ободка, который имитировал головной убор... После церемонии в часовне замка от имени Елизаветы II был организован праздничный обед, на который пригласили около 750 гостей. Были премьер-министр Тони Блэр, модельер Валентино, представители иностранных делегаций...

- Вы можете похвастать королевскими подарками?

- Нет. Я могу сказать, что пела не только для британской королевской семьи. Для королевы Дании, для шведской королевской семьи, для президентов... Самый дорогой подарок преподнесли мне мои родители: они родили меня на этот свет. Ничто с этим подарком не сравнится! А все другие подарки... Я рассчитываю только на себя в плане подарков. На что могу заработать, то и позволяю себе. А когда кто-то другой мне что-то дарит, меня это до слез трогает. Это так всегда приятно, когда от души дарят.

- А неприятные подарки получать приходилось?

- Конечно. Буквально перед тем как вылететь в Казань, я прилетела в Петербург с гастролей из Израиля. У меня в квартире, а я живу на последнем этаже, чудовищно протек потолок. Снег ни с крыш не убирают в Петербурге, ни с дорог... Ой, про коммунальные проблемы говорить - это неинтересно...

Фото Александра ГЕРАСИМОВА.