«Я же их растила с первых дней жизни!»: в Казани у бабушки отняли внучек из-за долгов по ЖКХ

Виктория АБДУЛЛИНА
«Я же их растила с первых дней жизни!»: в Казани у бабушки отняли внучек из-за долгов по ЖКХ

Пытается добиться опеки над двумя внучками 62-летняя жительница Казани Ирина Гаврилова. Ее дочь лишили родительских прав, а детей забрали из семьи. Родной бабушке опеку над девочками не дают. Причина - долг пенсионерки за жилищно-коммунальные услуги и негативная характеристика от председателя правления ЖСК, с которой, по словам Гавриловой, у нее конфликт.

Приволжский райсуд лишил дочь Ирины Алексеевны Екатерину Сафину родительских прав в апреле 2018 года. Основанием стали материалы отдела полиции № 9 «Сафиуллина», согласно которым мать девочек «официально не работает, устранилась от выполнения своих родительских обязанностей, не заботится о детях, материально их не содержит, злоупотребляет спиртными напитками, стоит на учете в наркодиспансере».

Екатерина с этими доводами не согласилась, подала апелляцию и обратилась к уполномоченному по правам ребенка в РТ Гузель Удачиной, которая назвала лишение родительских прав преждевременным, так как необходимая реабилитационная работа с семьей не проводилась. Однако Верховный суд РТ оставил решение райсуда без изменений. После этого прокуратура Приволжского района обратилась в органы опеки с требованием забрать у матери и решить вопрос о дальнейшем жизнеустройстве девочек Маши и Мелиссы, которым на тот момент было три года и девять лет соответственно.


- В августе 2018-го к нам пришла опека, меня закрыли в комнате, потому что я не хотела отдавать детей. Когда я вышла, увидела, что Машу уводят. А Мелиссу они не нашли, она сумела спрятаться в квартире, - рассказала корреспонденту «Вечерней Казани» Ирина Гаврилова. - В итоге младшенькую поместили в отделение отказных детей 18-й больницы. Я добилась разрешения навещать ее. Приходила к ней по несколько раз в месяц, она радовалась, всем в палате говорила: «Это моя бабуля!» То есть ей хотелось показать, что она не сирота. Она все понимала, спрашивала, когда я ее заберу домой.

В мае 2019 года бабушка видела Машу в последний раз. По словам Гавриловой, ей несколько месяцев не говорили, где находится ребенок. С помощью юристов она выяснила, что младшую внучку перевели в Лаишевский детдом, а в скором времени отдали в приемную семью.

Старшую сестру Маши Мелиссу забрали у лишенной прав родной матери только 21 октября этого года. Гаврилова признает, что они с дочерью больше года прятали девочку от сотрудниц отдела опеки, из-за чего та какое-то время не ходила в школу. 

- Девочка проучилась два класса. В 2018 году была переведена в третий, но не закончила из-за пропусков, осталась на второй год. При этом она посещала воскресную школу, ее образованием мы занимались, - уверяет Ирина Алексеевна.

Опеки над обеими внучками бабушка добивается с прошлого года. В начале этого она получила отказ от администрации Вахитовского и Приволжского районов Казани.

«При назначении ребенку опекуна учитываются нравственные и иные личные качества опекуна», - процитировали чиновники Семейный кодекс РФ и сообщили Гавриловой, что по имеющейся у них информации, предоставленной председателем правления ЖСК «Казанка 15», она отрицательно характеризуется по месту жительства, имеет неприязненные отношения с соседями, а также долг за жилищно-коммунальные услуги в размере более 180 тысяч рублей.

«Собственники квартир дома категорически против передачи Вам детей под опеку. Учитывая вышеизложенное, передать Вам под опеку несовершеннолетних не представляется возможным», - вынесли вердикт в районной администрации.


- Но при чем здесь собственники других квартир, если это моя семья, мои внучки? - возмущается Гаврилова. - Я же их растила с первых дней жизни! Дочь переехала ко мне, когда Мелиссе было 6 месяцев: отец выгнал их из дома. Отец Маши исчез еще до ее рождения. А я все время была рядом... Да, долги за «коммуналку» у меня есть, пенсии в 16 тысяч нам хватало только на еду и одежду, платить за квартиру было нечем. Но сейчас долг уменьшился, половина моей пенсии идет на покрытие долга. При этом мне отключили свет за долги, хотя по закону не имели на это права. Видимо, специально для того, чтобы квартира стала непригодной для проживания и я не могла вернуть внучек. А с председателем ЖСК у меня давний конфликт, так что неудивительно, что мне дали отрицательную характеристику.

Тем не менее бабушка не сдается. Она обратилась за помощью к юристам и правозащитникам. На этой неделе побывала также на приеме в Следственном управлении СКР по РТ. В ведомстве сообщили, что начали по ее обращению доследственную проверку.


В свою очередь в исполкоме на запрос «Вечерней Казани», почему все-таки родной бабушке не позволили оформить опеку над внучками, подтвердили, что Гаврилова является должником за жилищно-коммунальные услуги, что, по информации председателя правления ЖСК, она отрицательно характеризуется по месту жительства, к тому же проживает со своей дочерью, «по-прежнему ведущей асоциальный образ жизни и находящейся на иждивении Гавриловой».

Чиновники также отметили, что бабушка сама виновата в том, что ее не признали не только опекуном, но даже кандидатом в опекуны, так как вовремя не подала в отдел опеки оригиналы необходимых документов.

«В декабре 2018 года посредством электронного документооборота от нее поступило заявление с приложением документов. Однако согласно действующему законодательству от граждан требуется предоставление оригиналов, о чем она была информирована. К сожалению, в отдел опеки оригиналы документов, в том числе медицинские справки от нарколога и психиатра, до сих пор не представлены», - говорится в ответе исполкома на наш запрос.

Сама Ирина Гаврилова уверяет,что ей не сообщали о необходимости предоставить оригиналы документов, иначе бы она их давно предоставила.

Фото Павла ПЛАТОВА и из семейного архива