Юбилей высшего физического образования

ВК
Юбилей высшего физического образования

205 лет назад была прочитана первая лекция по физике на физико-математическом отделении Казанского Императорского университета, а 50 лет назад был образован физфак КГУ. Нынче прославленному факультету присвоили уже статус института. Правда, высокое положение учебного заведения не столько обрадовало преподавателей, сколько заставило задуматься: ученых беспокоят резкое падение качества школьного образования и очень низкий уровень знаний абитуриентов.

20 лет, читая лекции на физфаке КГУ, доцент Ринат Даишев нет-нет да и заглядывал в свои записи - домашние заготовки. Но теперь, входя в аудиторию к первокурсникам, он даже не вынимает их из портфеля:
- В этом нет смысла, - говорит ученый. - Впервые в жизни я столкнулся с тем, что студенты меня не понимают. Необходимо специально готовить материал лекций, чтобы приспособить его к пониженному восприятию. Студенты судорожно записывают на лекциях, не поднимают головы, контакта у преподавателя с ними нет. Они с большим трудом усваивают то, что мы им преподаем, у студентов практически нулевые знания. А ведь до сегодняшнего дня физфак давал 60% всей научной продукции университета, а его выпускники всегда были в списках самых высокооплачиваемых специалистов. Ничто не дается даром - за всеми этими достижениями стоит большой и самоотверженный труд ученых и преподавателей факультета. Однако же поднимать современных студентов на такую высоту становится все труднее и труднее.
Нулевые знания фиксируются в журнале успеваемости коротким словом "неуд". "Неудов" накопилось так много, что на стене кафедры белым флагом вывешены листы с новым расписанием: теперь преподаватели сперва читают лекции, а потом кропотливо и старательно проводят дополнительные занятия для отстающих. В списках почти две трети студентов с первого курса, немногим меньше - со второго, третьего, четвертого и даже пятого.
- Может, вы думаете, что мы набрали каких-то неучей, - спрашивает меня Даишев, - нет, мы приняли лучших выпускников школ, тех, кто успешно сдал ЕГЭ.
А ведь благополучно погрузив страну в поезд образовательных реформ, новаторы объясняли, что ЕГЭ - это платформа равенства. С нее, дескать, любой ребенок без взяток может поступить в любой вуз страны. И не исключено, что в конце пути он окажется студентом магистратуры в Англии или Франции, потому что цель реформы - приобщиться к болонской системе образования. А она, как правила дорожного движения, одинаковая во всей Европе. Под лозунгом "В Европу - встройсь!" система образования России и тронулась. Реформаторы обещали, что в светлое завтра, но вузовские преподаватели опасаются, не в последний ли путь!
Знания студентов, поступивших на физфак по результатам ЕГЭ, для наглядности сейчас сравнивают с гайками.
- Приходят из школы дети с гайками, - объясняет Ринат Даишев, - и складывают их в ведро. Потому что собрать из этих гаек машину или хотя бы представить, как это будет, студенты не могут. Они не понимают предназначения всех этих "железок", не понимают взаимосвязей между ними. Назвать формулу - пожалуйста. А объяснить, как ее доказывать и что из нее вытекает - "А че, надо? ЕГЭ же не требует". Под угрозой расстрела меня, конечно, тоже можно заставить вызубрить, на какие клавиши нажимать, чтобы сыграть второй концерт Рахманинова. Но будет ли то, что я исполню, музыкой, а я - музыкантом? У нас появились огромные претензии к качеству школьного образования последних лет.
Физик - это профессиональный думальщик, считают на физфаке и после каждого ЕГЭ проводят проверку школьных знаний на свой лад. Заканчивается затея всегда весьма плачевно: высокие результаты ЕГЭ могут подтвердить только 10% поступивших. Остальные никогда не ответят на вопрос "Почему течет туман над рекой?".
- Дело в том, что ответ на него нельзя вспомнить из списка вызубренных, - говорит Даишев. - До него можно только додуматься. Самому. Туман течет, потому что река вместе с потоком воды несет и небольшой слой воздуха над нею, а значит, и туман.
И с этим вопросом как бы ясно. Но очень туманно с другим: почему дети, поступающие в вузы, разучились думать? Неужто только ЕГЭ во всем виноват: не дает возможности преподавателям вузов находить среди абитуриентов потенциально талантливых детей? Или их теперь в школе учат не тому. Или не те.
Не секрет, что даже в лучшие годы очень средние российские школы приучали фантазеров-первоклашек к порядку. И в основном - к казарменному. Знакомый, работающий в американской школе, с восторгом рассказывал, что там семилеткам при решении математических задач разрешают чертить какие-то немыслимые "логические схемы", рисовать картинки и сочинять стишки, которые при наличии грамматических ошибок и детской непосредственности принимают самые забавные формы. Но таким образом дети, мол, и развивают самостоятельность мышления. Поэтому и ответы у них начинаются со слов "я знаю" или "я думаю". "А у нас в России, - как жаловался знакомый, - сколько будет дважды два четыре? А ты уверен? И сразу на попятную: а можно я подумаю? Культура думания не дается от рождения, как способность бегать-прыгать, ее развивать нужно".
Нужно - так будут. Только в загончике, который еще немножко сузился. Ведь теперь российский учитель работает, помня о судном дне ЕГЭ. Конечно, всякий учитель, если он Учитель, знает, что приятнее учить, раскрывая тему, чем натаскивать на нее ребенка. Но чтобы в школе появился Учитель, нужны условия: зарплата, статус. А пока их нет, в школе все больше остаются работать те, кто послабее. Таким легче натаскивать детей на ответы к ЕГЭ, чем учить по-настоящему. В результате опытные педагоги стали поднимать вопрос не только о профанации, но и о меньшей доступности качественного образования. Ведь теперь знаний больше у того ребенка, чьи родители сумели нанять лучшего репетитора. Кстати, по новому закону образование теперь относится к сфере услуг, и, по мнению уполномоченного по правам ребенка в Москве Евгения Бунимовича, на плечи родителей постановлением минобраза в любой момент могут переложить оплату не только репетиторов, но и всего среднего образования в целом. Да и в болонскую систему высшего образования мы тоже выезжаем не по тем рельсам, по каким нам обещали, предупреждают некоторые эксперты. Например, президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков утверждает, что бесплатной магистратуры в России не будет, и студенту придется выбирать: или оставаться бакалавром - эдаким дипломированным недоучкой - или заплатить. В Европе обучение в магистратуре стоит 3 - 5 тысяч евро в год. А ведь Россия стремится к европейским стандартам.
Во всей этой истории очевидный плюс только у государства: те, кто из-за бедности сойдет с поезда образования, смогут стать рабочими. А их в стране как раз и не хватает.
- С ЕГЭ - как с Америкой, - шутит Даишев. - Ее можно только открыть, а закрыть уже не удастся. Но, может, стоит придать ЕГЭ статус "входного билета" на основной, творческий экзамен? В этом году для поступления на физфак ввели еще один обязательный экзамен - по информатике. А это значит, что мы отсечем еще один пласт потенциально талантливых детей - из деревень и школ, где плохо преподают этот предмет. Как жаль. Ведь мы на физфаке привыкли, что студент и преподаватель общаются на равных: раз студент поступил, он держит бога за бороду, ему сам черт не брат. А профессор - у него просто было больше времени узнать о своей науке, чем у молодого коллеги. Что будет теперь?
Для некоторых аналитиков перспективы очевидны: поскольку молодым ученым недавно ввели доплату - эдакую пенсию по молодости, то они постепенно вытеснят старшее поколение, которому есть с чем сравнивать. Тревожиться о потере традиций больше будет некому. Тогда на попытки честных преподавателей физфака КГУ изменить что-то на ходу можно будет ответить строчкой из песни "Аквариума": "Этот поезд в огне...".