Юлия Зарипова: "А потом пришел капец: я располнела!"

Сергей КОЗИН
Юлия Зарипова: "А потом пришел капец: я располнела!"

Чемпионка Олимпиады-2012 в Лондоне Юлия Зарипова на днях вернулась из Испании, где тренировалась... Вообще-то Юлия в ближайшее время  выступать не собирается, так как ждет ребенка. Но грядущие материнские заботы не отменяют планов по завоеванию второго олимпийского золота - в Рио-де-Жанейро в 2016 году. О том, как выиграть забег до его начала, письме президенту РТ и желании родить еще Юлия Зарипова рассказала корреспонденту "ВК" в недавней беседе.

- Что-то вы не загорели в Испании,  - первое, на что обратил я внимание после того, как мы с Юлией уселись за столик в одной из казанских кофеен.

- А мы туда не загорать ездили, - молниеносно парировала чемпионка. - К тому же там тоже зима, хотя сбор проходил на юге, километрах в ста от  Валенсии. Но в любом случае 2,5 часа на стадионе не хватало, чтобы загореть...

- До какого момента вы вообще собираетесь продолжать тренироваться, учитывая, что в положении?

- Пока еще можно. С первым ребенком я до седьмого месяца тренировалась. Со вторым будет сложнее. Уже иногда и отдохнуть больше хочется. Ориентируюсь по самочувствию...

- Насколько рискованно для карьеры уходить в декретный отпуск?

- Эта тема уже обсуждалась  в Твиттере. Кто-то писал, что все, дескать, конец карьере. Девушке уже 27 лет... Кто-то, наоборот, подбадривал. Я скептикам ответила, что 27 лет - это не приговор, а дополнительный стимул. Ко всем надо подходить индивидуально. У кого-то после родов есть склонность к полноте. Многие спортсменки вообще бояться рано рожать... Мне, когда родилась первая дочка, было 20 лет.  Я всегда была уверена в себе. В силу характера не допускаю мыслей негативных. Было бы желание. Второго ребенка я хотела уже года два. Собиралась родить в 2013-м. Но у нас была Универсиада, пришлось пожертвовать планами...

- С рождением детей меняется жизненный уклад, насколько это меняет жизнь спортсмена?

- Как мне кажется, ничего не меняется. Может, это потому, что я рано родила первого и, по сути, не успела узнать другую жизнь. С одной стороны, тяжело было оставлять дочь бабушке с дедушкой, когда уезжала на сборы. С другой, иной раз излишняя опека малышам и вредит. Вот сейчас, когда дочь пошла в школу, я чувствую, что мы с ней очень близки. Как подруги. Удачно, кстати, и пауза в карьере совпала с этим важным моментом.  Беременность - это просто перерыв. Я мужчинам даже сочувствую в этом плане. Они-то себе такого позволить не могут. А мы - да! И морально хочется уже отдохнуть от сборов, нагрузок. У меня обычно зимой была пауза в соревнованиях, но в любом случае после длинного цикла устаешь от всего. В том числе от того, что тебя все время окружают люди. Хочется пожить семейной жизнью, с мужем и ребенком, побыть домохозяйкой, готовить, убираться в доме... 

- В общем, заботы мамочки никак не повлияют на вашу работу?

- Да, тем более что цели у меня грандиозные. Хочу участвовать в Олимпиаде-2016, отстаивать титул. Признаюсь, что в Лондоне я не совсем прочувствовала этот момент. Глядя на то, как радуются победе другие, после долгого пути к цели, сопряженного с падениями и неудачами, я понимала, что не чувствую такого же восторга. Потому что внутри все уже пережила заранее. К победе шла поступательно, через чемпионаты Европы и мира... Конечно, есть страх, есть дикая конкуренция. Но на тренировках я уже давно программирую себя на то, что проиграть не могу.

- С психологом не работаете?

- Нет, но после завершения спортивной карьеры хочу использовать свой опыт психологической подготовки в работе с другими спортсменами. Я вижу, как люди на сборах тренируются. Какие нагрузки испытывают. Кажется, после такого выходи и выигрывай. А в итоге человек даже в финал не попадает. Это психология...  У меня проблемы в этом плане возникли лет в 17. Я рано выполнила норматив мастера спорта. А потом пришел капец - переходный возраст. Я располнела, и меня стали отправлять на пенсию. На зарядку выходила в 6 утра, чтобы никто не видел. А года через полтора я выиграла спартакиаду, и те же, кто отправлял на пенсию, удивлялись, как я похудела. У нас вообще в этот период перехода во взрослый спорт многие спортсмены ломаются. На меня же сильно повлиял мой тренер Геннадий Сергеевич Наумов, который как-то сказал: "Ты должна сама понять, что тебе надо, и тогда лучше тебя в мире не будет".

- Это вам повезло, что нашелся человек, который поверил в вас, а собственные способы имеются?

- Уверенность пришла не за год. На своем первом чемпионате мира я проиграла в финале Марте Домингес. Вроде бы дебют оказался удачным, обогнала Самитову-Галкину, личный результат скаканул нереально, но все равно злилась на себя, что проиграла. Потом уже поняла, что во время подготовки допускала мысль, что могу уступить. С того момента начала во время тренировок прокручивать в голове весь забег, моделировать ситуации. Реакция следовала незамедлительно: пульс учащался, организм уже был готов к переключениям. Бегу, к примеру, кросс и думаю, что вот здесь меня кто-нибудь обгоняет, а здесь шиповки снимают... В результате у меня на каждый метр дистанции имелся запасной вариант, ничто меня не выбьет из равновесия.

- Что значит "шиповки снимают"?

- Бывает, что наступают на пятку и срывают обувь. На Кубке мира такое было. Иногда перед препятствием живот могут расцарапать. Это не специально, просто из-за техники преодоления - руками машут, чтобы не упасть. На Олимпиаде Хабиба Гриби из Туниса меня, как говорят, подтолкнула. Потом я смотрела забег и увидела, что она просто попала в "коробочку" и пыталась выбраться. Хотя я обычно бегу впереди и не знаю, что там за спиной происходит. Главное для меня, чтобы на дистанции голова все время соображала. Комментаторы как-то раз обратили внимание на то, какой у меня сосредоточенный взгляд, когда бегу. Я всегда знаю, что надо делать в той или иной ситуации. Важно вовремя понять, где надо проскочить, чтобы не попасть, к примеру,  в "коробочку".

- Вы так захватывающе рассказываете о своем виде спорта. Почему, на ваш взгляд, у него в России не так много поклонников?

- Не все от нас зависит. Мы ходим на стадион, тренируемся, затем выступаем на турнирах. Но в верхах у нас любят игровые виды. Может, потому, что бизнесу финансировать команды более выгодно? Может, дело в том, что у нас не все занимают свои места? Я вот на своем. И, кстати, на Универсиаде увидела, что люди любят легкую атлетику. Сначала-то народ, мне кажется, нагоняли. Но потом, когда я вышла на старт, услышала с трибун: "Юля, давай!". И поняла, что это пришли уже сами. Меня, кстати, за месяц начали спрашивать по электронной почте, когда я бегу...

- Универсиада, кстати, никак не повлияла на то, что вы не выступили на чемпионате мира в Москве.

- Нет. Я ведь потом бежала еще и на чемпионате России. Да, выступление в Казани по сути было тренировочным. Я на рекорд не бежала. И травма у меня была не мышечная: преодолевая препятствие, дернула ногу. Но пропускать чемпионат мира было обидно: друзья из Волгограда специально взяли билеты в Москву, чтобы за меня болеть. 

- Почему, как вы думаете, за рубежом турниры по легкой атлетике собирают полные стадионы?

- В Европе, как мне кажется, культура боления прививается с детства. Я вот приезжаю на турнир,   перед входом в гостиницу толпа фанатов - не дают пройти, просят автограф.  Мне письма шлют из Германии, чтобы поставила подпись... Не знаю, но вот биатлон же у нас популярен, его постоянно крутят по телевизору. И теннис. Все мы знаем, кто такая Мария Шарапова, где и как она играет. Потому что все постоянно на слуху. За рубежом на информационных сайтах информации о легкой атлетике не меньше. Хотелось бы, чтобы так же было и у нас.  Я вот собираюсь жить и работать в Казани и хочу, чтобы легкая атлетика здесь не умирала. Для этого нужно растить своих спортсменов. Футболистов можно купить, потому что есть клубы. И родители ведут детей в секции по футболу, потому что эти клубы раскручены.

- В Интернете легкую атлетику обсуждают так же активно, как футбол?

- У меня есть свои страницы на Фейсбуке  и в Твиттере. Я их создала для общения с друзьями, но открыла для всех желающих. Недавно вот посмотрела - у меня в друзьях порядка 400 человек. Из них лишь четверть - те, с кем я знакома не по спорту. Остальные - фанаты легкой атлетики. Но, увы, в основном из-за рубежа.  И новость о том, что я беременна, обсуждали в основном иностранные журналисты. 

- Почему, как считаете, вы в Европе популярны?

- Наверно, потому, что всегда ждут от меня рекорда. А еще  за меня переживают, кажется, потому, что я европейка. Ведь в нашей дисциплине на ведущих ролях спортсменки из Кении, Замбии и т.д. Сама я особо ничего для увеличения популярности не делаю. Разве что журналистов привлекает, что я крашу ногти в золотой цвет. А на Универсиаде нарисовала сердечки, потому что эти Игры проходили в Казани и таким образом я хотела выразить свое особое отношение к этим стартам. Но вообще-то ногти - это мое суеверие. По большому счету, я до сих пор никакого внимания на свой имидж не обращала, была сконцентрирована на спортивной части карьеры. Важно было чего-то добиться, чтобы потом этим пользоваться. Безусловно, приятно смотреть, когда на старт выходят красивые люди, которые одинаково талантливо и ярко заявляют о себе не только на аренах, но и в модных журналах...  У меня в принципе есть желание принять участие в какой-нибудь фотосессии, примерить на себя какой-нибудь новый образ. Но хочется, чтобы все было сделано качественно, я ведь к своей работе подхожу очень серьезно. Или взять интервью: я не люблю общаться с журналистами сразу после финиша. В такие моменты вопросы задают одни и те же, отвечать на них неинтересно. Другое дело, если вопросы заставляют тебя думать, где-то, возможно, работать над собой, и в то же время помогают тебе раскрыться... 

- А если бы вам предложили самой выбрать образ для фотосессии из нескольких ярких персонажей...

- Возможно, 50 - 60 годы... Одри Хепберн! Я как раз недавно книгу о ней читала. Ее образ, стиль мне близок. Хотя представить себя в этой роли сложно. Я же все время в спортивной форме...

- Вы первой из спортсменов вашего класса высказались за предложенный президентом РТ Рустамом Миннихановым отказ от параллельных зачетов.

- Да, вскоре после того, как это было сказано, мне предложили подумать над таким вариантом и попросили высказать свои условия. Я хотела бы остаться в  Казани. Я живу здесь с мужем, получила образование, работу в МВД. И я единственная, кто выступает за три региона сразу. Просто так сложилось, что в свое время я выступала за Волгоград и Московскую область, а жила здесь, и мне не оплачивали проезд на сборы, так как Татарстана не было в зачете. Но я не против, если у меня в паспорте будет один регион. Мне так будет проще, не будет этой бумажной волокиты. О своих условиях я написала президенту РТ в письме. Нужно понимать, что спортсмены идут на параллельный зачет не из-за того, что они такие  хапуги. Просто сегодня средств, выделяемых одним регионом высококлассным спортсменам, - это очень мало. В среднем это 40 тысяч рублей. Причем ведь надо учитывать, что эти деньги выплачиваются в течение года лишь в случае, если ты стал чемпионом. Но каждый год выигрывать главные соревнования невозможно. Всякое  бывает: травмы, беременность, да и первое место одно. Вот если бы с нами заключали контракты, допустим, на олимпийский цикл.

- В Волгограде, я слышал, вам выделили пожизненную стипендию...

-   Да, 30 тысяч рублей. Неплохой, считаю, задел на будущее. И об этом я тоже написала в письме президенту. Я не собираюсь принимать какие-то решения во вред себе. Упомянула в письме в том числе и о том, что мой личный тренер также получает стипендию. Мне кажется, что если в республике решили придерживаться определенной политики, то должны быть готовы к переговорам. Мои условия - это не так уж и много.  А век спортсмена короток... Не думаю, что буду выступать дольше 10 лет. Думаю, впереди у меня еще одна Олимпиада. Хочется пожить с семьей. Хочется еще одного ребенка. Есть люди, готовые спорту всю жизнь отдать... Но спорт - это еще не вся жизнь.

- После спорта вы хотели бы заняться тренерской работой?

- Хотела бы свою школу в Казани открыть. Люди сегодня ведут своих детей в футбольные и хоккейные  секции, потому что слышат о "Рубине", "Ак Барсе". Их привлекают имена, бренды. Но и у меня имя есть. Надеюсь, что то, чего я достигла в спорте, поспособствует в дальнейшем развитию легкой атлетики в Татарстане.