Знакомые погибшего на пожаре в Храме всех религий прораба: «Он не был похож на человека, который собирается облить все вокруг бензином и поджечь»

Инна СЕРОВА
Знакомые погибшего на пожаре в Храме всех религий прораба: «Он не был похож на человека, который собирается облить все вокруг бензином и поджечь»

Пожар в Храме всех религий в Старом Аракчино, случившийся сегодня рано утром, кроме кровли и чердака серьезно повредил фрески и другие элементы уникального декора. Брат и наследник основателя храма Ильдара Ханова (1940 - 2013) 68-летний художник Ильгиз Ханов планирует восстановить здание и подозревает в поджоге погибшего прораба. По его словам, пожар случился накануне дня, когда после длившейся четыре года тяжбы за наследство назаконно проживавший в храме прораб должен был его освободить. В свою очередь юрист, представлявший в судах интересы погибшего, возмущен тем, что покойного «поливают грязью».

По информации МЧС РТ, сообщение о возгорании на Старо-Аракчинской, 6а поступило от очевидца на номер 112 в 4.15. На момент прибытия пожарных огонь охватил кровлю и чердак над двухэтажной частью здания. Чтобы проникнуть внутрь, пожарным пришлось вскрывать замки на дверях запертого помещения. Тушить пожар начали сразу из шести стволов, однако локализовать огонь удалось лишь в половине седьмого, а полностью потушить - к семи утра. Площадь пожара составила около 200 квадратных метров.

В 5.40 в ходе тушения огня пожарные обнаружили внутри здания тело мужчины. Это был 63-летний Мансур Зиннатов, которого знали как прораба, поскольку он руководил строительством Храма всех религий при Ильдаре Ханове, а после его смерти остался там жить и конфликтовал с братом Ханова Ильгизом по поводу прав на имущество. Как сообщила пресс-служба СУ СКР по РТ, в настоящее время проводится доследственная проверка по факту обнаружения трупа, пока смерть Зиннатова выглядит ненасильственной.

О причинах пожара в пресс-службе МЧС РТ сообщили следующее: «Причина поджога представляется наиболее вероятной. На нее указывают несколько обнаруженных очагов пожара и следы горючей жидкости. Но отрабатываются и другие версии: неосторожное обращение с огнем, электротехнические причины и т.д. Окончательная версия будет озвучена после завершения пожарно-технической экспертизы».

- Это был поджог на сто процентов! - заявил корреспонденту «Вечерней Казани» брат Ильдара Ханова Ильгиз Ханов. - Думаю, это сделал тот человек, который сгорел при пожаре. Он четыре года не пускал в храм меня, законного наследника, и мою семью, а завтра по решению суда сам должен был его покинуть. Раньше он мне уже говорил, что если ему придется уйти, он все сожжет. Вот и… Я там был сейчас, там все пропитано бензином! Такое мракобесие этот поджог - фрески, витражи погибли...

По словам Ильгиза Ханова, Храм всех религий серьезно пострадал не только от огня, но и от воды во время тушения. Однако он уверен, что восстановить здание ему и самому по силам, а вот для того, чтобы храм обрел наконец законный статус, нужна уже не только его воля, но и «добрая воля руководства республики».

- Я вместе с братом это здание строил и смогу еще раз его поднять. Однако несмотря на то, что здание построено на месте отцовского дома, оно до сих пор считается самостроем. Для его оформления по всем правилам требуется помощь властей.

Ханов полагает, что Мансур Зиннатов мог поджечь храм не только потому, что не желал оставлять его наследникам своего соратника по строительству, но и потому, что с переходом здания в руки семьи художника рушились «планы открыть там подпольный игорный клуб и баню». Дескать, покойный был связан с криминалитетом…

Однако представитель покойного Зиннатова юрист Роман Старов, который безвозмездно оказывал помощь Мансуру Зиннатову во время его долгих судебных тяжб с наследниками Ильдара Ханова, решительно отмел в разговоре с корреспондентом «ВК» и предположения о том, что погибший мог быть поджигателем, и подозрения о его связях с криминальным миром.

- Мансур был очень искренним, бескорыстным и увлеченным человеком. Я сам, пока занимался его делами, увлекся этим храмом, - признался Старов. - Я видел, как он старается, чтобы и после смерти Ильдара Ханова его детище служило людям. Мансур организовывал там благотворительные концерты, последний концерт был памяти Высоцкого. Он продолжал строить храм, обустраивал там галерею. Он жил в этом храме, поддерживал здание в рабочем состоянии, любил его... Как он мог его уничтожить? Я не хочу, чтобы этого человека поливали сейчас грязью.

Как утверждает Старов, Зиннатов не собирался наживаться на Храме всех религий и начинать там какой-либо бизнес, тем более сомнительный:

- Наоборот, Мансур искренне переживал, что другие сделают из храма коммерческое учреждение, своего рода дойную корову. Что касается претензий Ильгиза Ханова, то, насколько я слышал, он готов был уступить здание, если ему заплатят...

По словам юриста Романа Старова, Мансур Зиннатов никогда не говорил ему, что его посещают мысли о самоубийстве и поджоге.   

- На прошлой неделе он сообщил мне, что вынесено судебное решение, что он должен уйти из храма и что он планирует договориться с Музеем Константина Васильева о том, чтобы перевезти к ним экспонаты выставки моего отца, которая проходила в Храме всех религий несколько месяцев, - рассказала в свою очередь "ВК" дочь казанского скульптора Бориса Зыкова Евгения Чеснокова. - В пятницу Мансур мне позвонил, сказал, что договорился, и на другой день мы перевезли скульптуры. Вел себя Мансур вполне адекватно, разве что не так фонтанировал идеями, как обычно... Он ведь был по натуре человек-«энерджайзер», постоянно планы строил. На мой вопрос, что он будет делать дальше, ответил: «Не знаю». Но он точно не был похож на человека, который собирается облить все вокруг бензином и поджечь!

Фото ГУ МЧС РФ по РТ.